О Якове Блюмкине написано немало. Как правило, интересующиеся историей, связывают его фамилию с Мирбахом, НКВД, Дзержинским, и таинственными экспедициями в Шамбалу, а также «Трудовым братством», в котором состоялв т. ч. Барченко, которому приписывают (беспочвенно) открытие гиперборейской цивилизации на Кольском полуострове.

Заглянем в дело Якова Гершевича Блюмкина...
Вернувшись из тибетской экспедиции, он передал немецкой стороне информацию о виденных им артефактах древних цивилизаций. Фактически, судя из документов дела, Блюмкин подготовил два отчета — для НКВД и для немцев. На допросе он утверждал, что получил 2,4 млн долларов из спецкассы НКВД для организации повторной экспедиции в Тибет, очевидно, уже с целью получения конкретных материалов и артефактов. Проведенная внутренняя проверка не подтвердила факт передачи указанной Блюмкиным суммы из фондов НКВД. Свою роль сыграли и показания Полежаевой, подосланной к Блюмкину в качестве соглядатая.

Говорить об этом деле можно много, материалов достаточно, все они дают богатую пищу для ума и крайне интересных выводов, первый из которых: получив отчет Блюмкина о хранящихся в Тибете знаниях древних цивилизаций, немецкая разведка приняла единственно верное в этой ситуации решение — устранить конкурентов в лице Блюмкина и НКВД. Результатом стала спровоцированная ситуация, в которой Блюмкин предстал перед «товарищами» из Комиссариата в лице шпиона и врага народа, особенно на фоне недавних встреч с Троцким.В итоге — расстрельная статья за контрреволюционную деятельность...

Самым ценным в деле (протоколе допроса) следует считать собственноручные показания Блюмкина, в которых он описывает то, что он видел в подземных хранилищах знаний в Тибете.
Точку в деле ставит приговор:
«Стандартный» для того времени — статья 58, пункты 58.1 и 58.10.

Перелистнув несколько пожелтевших страниц, можно отыскать небольшую записку-предписание, указывающую где захоронен один из самых необычных и загадочных людей НКВД Я. Г. Блюмкин:
В этом же деле можно найти еще один примечательный документ, словно специально подшитый в толстую папку, как ирония на вынесенный приговор — почетная грамота, врученная Блюмкину тем же человеком, который через несколько месяцев подпишет его смертный приговор:
С расстрелом Блюмкина была обрублена нить, связывавшая «советскую власть» с мистическим Тибетом. И лишь спустя 10 лет, посланный в Германию тов. Савельев, руководитель секретной лаборатории «Андроген», располагавшейся в подмосковном Красково, с удивлением в своем отчете напишет, что немецкие «этнографические» экспедиции привозят из Тибета удивительные сведения и знания, на которые имеет смысл обратить внимание Советскому правительству:
К мнению Савельева в руководстве страны прислушивались, тем более что лаборатория в Красково занималась весьма необычным делом — созданием философского камня (но это совершенно отдельная тема).

Началась срочная подготовка к экспедиции «Тибет-2», были вновь подняты материалы добытые Блюмкиным, утвержден состав экспедиции, сроки, маршруты, снаряжение. Но время было уже безвозвратно упущено.
Еще в 1938 - 39 г.г. экспедиция Аненербе под руководством Эрнста Шеффера (а еще ранее в 1931, 1934 - 35 г.г.) вывезлииз хранилищ древних знаний уникальные материалы, артефакты, и Ключи от множества древних технологий, в т. ч.и описание способа проникновения в Агхарту, мистическую подземную страну. Но это тема отдельного разговора...
Цифровые копии документов в высоком разрешении хранятся в архиве RUFORS.