Боязливые дети, боязливые родители — раздолье для психопатов
Человеческие отношения часто терзаются страхом, который обычно появляется в начальных отношениях между детьми и родителями. Будучи занятыми только собой, многие родители часто пренебрегают слабостями своих собственных детей и их зависимостью от взрослых: их эмоциональной потребностью в комфорте, безопасности, доверии и признании со стороны близких людей. Упустив эти важные периоды развития, ребёнок — теперь сам ставший родителем — может почувствовать угрозу со стороны эмоциональных потребностей своих собственных детей, став зависимым от них и своей супруги, будучи не в состоянии дать им то, что он никогда сам не имел.

Этот порочный круг повторяется снова и снова, и его собственные дети, в свою очередь, учатся подавлять свои потребности, отрицают свои чувства и со временем превращаются в пустые отражения потребностей их отца. Когда ребёнок вынужден удовлетворять эмоциональные потребности своего родителя (а не наоборот) отношения между родителем и ребёнком меняют своё направление. Стефани Дональдсон-Прессман и Роберт Прессман называют это "динамикой нарциссической семьи", и вызываемые ею проблемы непосредственно связаны со множеством геополитических проблем, перед которыми стоит наш мир.

Подобно своим родителям такие дети ищут некий источник комфорта, чувство безопасности, однако, не зная, где искать и на кого ориентироваться, они часто находят это не там где нужно: в своих детях, любовниках, работе, религии или политике. Сколько бы они это не отрицали, они мотивируются теми самими страхами, которые они испытывали в детском возрасте: страх перед одиночеством, непринадлежностью, неуверенностью, замешательством, страх быть нелюбимым и покинутым. Спасение от этой эмоциональной боли они находят (буквально или символически) в объятиях других. Тем не менее, это спасение остаётся в некотором роде неполным — подобно "безопасности" тонущего корабля или замку, построенному на песке. Не желая вновь испытать эту боль, они лишь усиливают свои защитные реакции, предоставляя своим собственным фрагментированным личностям ложное чувство безопасности.

Однако такая маскировка полностью построена на лжи и на всём том, что видно через призму отвергнутых и искажённых эмоций. Мы можем отрицать, что состоим в отношениях с психопатами, которые — несмотря на надругательства и ментальные пытки, которым они нас подвергают — дают нам чувство некого комфорта и ощущение жизненной стабильности. Или же мы отрицаем наше пренебрежение эмоциональными потребностями близких людей, например, когда мы критикуем и пытаемся изменить собственных детей, руководствуясь нашими искажёнными идеалами, либо когда мы требуем от наших возлюбленных быть кем-то, кем они не являются.

Меня не перестаёт удивлять, как описанная выше динамика отношений одного единственного человека так метко отражает иллюзии большинства людей. Как мы задействуем всю нашу умственную энергию для поддержания этого равновесия, которое мы так отчаянно боимся потерять, точно так же мы привлекаем вооружённые силы для защиты от несуществующих врагов, маскируя тем самым проблемы дома, кажущиеся незначительными в сравнении с проблемами "в мире". Как это получилось? До настоящего времени основной темой этой серии статей были психопаты — индивидуумы, лишённые совести, неспособные к раскаянию и жаждущие власти, — а также их массовое проникновение в корпорации и политику — два крупнейших центра власти в нашем обществе.

Манипулирование эмоциями (в особенности страхом) широких слоёв населения — это модус операнди психопатов у власти. В быту часто говорят, что политики играют на наших страхах, однако что отсутствует в этой прописной истине, так это понимание, что именно заставляет их поступать таким образом, почему им это удаётся с таким успехом, а также на что они готовы пойти для манипуляции нашими страхами. Психопаты хорошо понимают человеческое поведение — порой лучше нас самих. В предыдущей статье этой серии я цитировал диагностированного психопата Сэма Вакнина, описывавшего, как он использовал эмоциональные надругательства и оскорбления с целью сломить свои жертвы. И это был всего лишь один пример тому, какими специальными психологическими знаниями о нас обладают психопаты. Эти знания оттачиваются ими на протяжении всей жизни, когда они наблюдают и взаимодействуют с "другими", чьи чуждые психопатам эмоциональные реакции кажутся им такими забавными и смехотворными. Знание человеческой психологии широко используется против нас на глобальном уровне. Геополитика и пропаганда, а также сопровождающие их тонны лжи, — это не что иное, как его применение.

Да, психопаты жаждут власти и готовы делать всё для её удержания. Тем не менее, даже этот факт не раскрывает полностью суть дела. Если психопат не занял по наследству влиятельную позицию в нашем обществе, на которой он мог бы делать всё, что только пожелает, не неся за это никакой ответственности, он чувствует себя рабом системы, которую он не способен полностью понять. Он чувствует себя ограниченным непонятными законами, произвольными социальными нормами и межличностными правилами поведения, которые кажутся ему бессмысленными. Он не имеет свободу быть самим собой. Для психопата настоящая свобода — это разрешение использовать, эксплуатировать и мучить других людей: эмоционально, физически или в финансовом отношении. Путём установления своего собственного социального порядка он мечтает устранить любую помеху для этого раздутого чувства вседозволенности.

Это и есть настоящее определение "тоталитаризма", "фашизма" или "нового мирового порядка" — системы правления, в которой психопат может безнаказанно бить свою жену, убивать своих врагов, эмоционально ломать членов своей семьи и близких знакомых, преследовать тех, кто догадывается о его истинной сущности и угрожает поведать об этом тем "другим", докучающим его. В нашем мире "война с терроризмом" — это средство для достижения этой цели. Создаются новые понятия, как, например, "домашняя радикализация" или "экстренное вынесение судебного приговора", в то время как знакомым большинству людей понятиям придаётся особое значение (понятное лишь для "посвящённых").

В проведённом в 1989 году интервью ("Воспоминания о 23 годах на службе США") инсайдер Пентагона полковник Флетчер Праути (Fletcher Prout) заявил, что дни традиционного ведения войны сочтены. Новые войны будут иметь экономический характер, а новым врагом будет терроризм. Именно это и произошло (см. Доктрина шока, автор Наоми Кляйн). Тем не менее, как уже многие убедились, за "войной против терроризма" стоит нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Долгая история КОИНТЕЛПРО-операций в США, во время которых в определённые группы с якобы "диссидентским" уклоном проникали агенты спецслужб и проводили изменения в направлении их деятельности, благоприятном для Доктрины национальной безопасности, наряду с проводившейся в рамках программы Эшелон слежкой за каждым, кто представлял потенциальную "угрозу" для находящихся у власти политических психопатов, не оставляет никаких сомнений в том, что каждая "террористическая" группа в США уже давным-давно была идентифицирована, что за ней ведётся слежка, и что она была инфильтрирована агентами разведки и правоохранительных органов США. На самом деле, это то, что происходило и происходит по всему миру.

После окончания Второй мировой войны с началом новой, "холодной" войны были сформированы различные так называемые "оставленные позади" организации (см. NATO's Secret Armies, автор Daniele Ganser). Эти группы легли в основу движений национального сопротивления, боровшихся с угрозой захвата власти коммунистами. Оставаясь широко неизвестными, они получали финансирование в основном от НАТО и ЦРУ. Когда стало ясно, что угроза вторжения коммунистов была сильно преувеличена (движения коммунистов проявляли активность в таких странах, как Италия, Франция, Бельгия и Западная Германия), фокус их деятельности сместился с внешних к потенциальным внутренним угрозам: местным коммунистам и "угрозе", которую они якобы представляли для тогдашней правящей верхушки в европейских странах. По этой причине ЦРУ финансировало и всячески поддерживало различные экстремистские правые группы в Европе. Неонацистские и другие экстремистские группы были инфильтрированы и контролировались ЦРУ и спецслужбами различных европейских стран.

Результат? Гражданское население этих стран было подвержено серии терактов. В причастности к ним были обвинены группы и индивидуумы левого толка. При поддержке запуганного населения, требовавшего теперь "поддержки" и "безопасности" от своих политических лидеров, правительствам этих стран удалось укрепить свою власть. Но в действительности эти теракты и были проведены теми самыми инфильтрированными группами, которые контролировались и выгораживались (как например, после теракта в Милане в 1969 году, в результате которого погибло 16 человек, или после терактов на железной дороге в Тоскане в начале 70-х годов) правительственными структурами. Схожим образом, как отмечает корреспондент BBC на Ближнем Востоке Элан Харт (см. его книгу Zionism: The Real Enemy of the Jews), Израиль и его спецслужба Моссад уже давно инфильтрировали практические каждое правительство на Ближнем Востоке и каждую "террористическую" организацию. В действительности агенты Моссада вели слежку за предполагаемыми угонщиками 9/11 за несколько месяцев до терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке (см. The Terror Enigma, автор Justin Raimondo). Не говоря уже о том факте, что Усама бен Ладен был активом ЦРУ до самого последнего дня перед терактами 9/11, так же как и множество его сподвижников моджахедов, боровшихся против Советского союза в Афганистане.

Сопоставив все эти факты, вы получите удивительную картину. Западные спецслужбы уже давно имеют внутренний доступ к различным "террористическим" группам, используя их в своей "стратегии напряжения". И в то же время США и их союзники продолжают вести эту бесконечную войну против этих призрачных групп, являющихся в действительности активами ЦРУ. Почему? Как сказал Герман Геринг во время трибунала в Нюрнберге:
Разумеется, народу не нужна война... Однако, политику всегда определяют лидеры, а им втянуть страну в войну проще простого: демократия ли это, парламентская республика, фашистская или коммунистическая диктатура. С голосованием или без него, народ всегда можно заставить делать то, что выгодно властителям. Это дело нехитрое. Все, что нужно сделать — так это сказать людям, что на них напали и обличить пацифистов в отсутствии патриотизма, а также в том, что они подвергают страну опасности и предают ее интересы. Это сработает в любой стране.
Вернее было бы сказать: нападите на них, обвините в нападении "коммунистов" или "террористов", а затем обвините "либералов", "добросердечных" и "миротворцев" в "симпатизировании террористам".

Взглянув ближе на любой "теракт" (или попытки теракта) за последние 10 лет, мы увидим длинный список связанных между собой сил и средств сбора разведданных, агентов ФБР в роли вербовщиков для Аль-Каиды, информантов и манипулированных козлов отпущения. За последние годы Великобритания, Израиль и США были неоднократно пойманы с поличным при попытке организовать теракт и обвинить в нём других. Проще говоря, политические психопаты контролируют правительства большинства стран мира. Ведомые отвращением к человеческой морали, стремлением к власти и контролю, а также желанием создать мир, в котором они были бы сами себя хозяева, они создали образ врага, чтобы нагнать ещё больше страха в сердца людей и использовать его в своих целях. Терроризм как таковой не существует; по крайней мере, не в той форме, в какой он преподносится нам правительствами Запада и СМИ. Террористические группы уже давно либо создаются, либо инфильтрируются, либо каким-то иным способом контролируются этими политическими психопатами. В сущности они убивали граждан своих собственных стран, обвиняя в этих убийствах вымышленного врага, чтобы получить поддержку населения. "Война с терроризмом" нескончаема, потому что эти психопаты не видят и не могут видеть, что их власти скоро придёт конец. И в то время, как мы виним во всём "коварных террористов" и "радикализацию" наших сограждан, для политических психопатов мы остаёмся лохами, бездумными актёрами в созданной ими драме. Они подобны жулику, говорящему: "Если они настолько глупы, что верят мне, тогда они это заслужили!".

Если что-то и можно изменить, если мы когда-либо решимся положить конец этой "войне против несуществующего врага", то для этого необходимы две вещи. Во-первых, мы должны принять меры по устранению от власти политических психопатов, сделав для них невозможным занятие политических, корпоративных или экономических должностей. Позволяя психопатам заполучить власть и контроль и ожидая, что они будут вести себя как компетентные лидеры, — это как позволить слепому вести набитый людьми автобус. Психопаты слепы, когда дело заходит о благосостоянии человечества. Во-вторых, мы должны разобраться в нашей настоящей истории и в том, что действительно стоит за "войной с терроризмом". Мы арестовываем, пытаем и убиваем невинных людей и козлов отпущения, чьим хозяевам сходит всё с рук, потому что они действуют за кулисами. Если люди не поймут основные принципы понерологии (науки о природе зла и его применении в политических целях), то дальше будет только хуже.

© Sott.net
Как минимум 6% всего населения являются врождёнными психопатами