Trump в переводе с английского — «козырь». Только козырь в рукаве может спасти президента Трампа от краха.

© Regnum
Борьба американских элит за власть подобна шахматной дуэли, ведущейся на нескольких досках сразу. С чисто политической точки зрения это борьба за симпатии широких масс народа, бесконечная предвыборная гонка, здесь в порядке вещей невыполнимые обещания, патетические речи и прочие рекламно-маркетинговые фокусы. С другой стороны, власть в стране развитого капитализма немыслима без поддержки финансовых тяжеловесов, заинтересовать которых способны только реальные и очень большие деньги. Еще одна «доска» — это американское сверхсложное и постоянно мутирующее правовое поле, которое игроки используют для достижения своих целей и блокирования маневров противника. Есть и четвертое пространство — политическое закулисье, но оно темно и непроглядно для непосвященных, а анализ его чаще всего подменяется гаданием или теориями заговора.

Дональд Трамп пришел в американскую политику с четким планом партии, который до недавнего времени по большей части удавалось претворить в жизнь. В ходе предвыборной кампании ему удалось воспламенить надеждой молчаливое большинство, он привлек на свою сторону давно находящихся в упадке капиталистов — промышленников, он дискредитировал Клинтон, использовав ее проблемы с законом, он всеми правдами и неправдами заставил партию объединиться вокруг него. Трамп буквально метался по стране, выступая перед толпами сторонников, встречаясь с бизнесменами и чиновниками всех уровней. Семидесятилетний делец шел на всевозможные ужимки и прыжки, даже дал подергать себя за волосы, лишь бы достигнуть заветной цели.

Все, что он делал и говорил, невозможно перечислить, но все это было радикально. Радикальные слова. Радикальная политика. Радикальный президент. Именно такого Трампа выбрали американцы через коллегию выборщиков, именно за таким стоят промышленники, именно такого поддержала в конечном итоге и партия. Он обещал радикальные перемены, он всем видом излучал радикализм. Умеренности ему не простят.

Сам 45-й президент США, видимо, хорошо понимает свое положение, он с самой инаугурации, девять недель назад, повел себя нагло и радикально, выпуская один за одним сенсационные и жесткие указы, отменяя направо и налево решения предшественника, раздавая все новые и новые политические авансы. Казалось бы, в условиях удерживаемого однопартийцами большинства в парламенте для Трампа не будет преград. Но с самой инаугурации противники Трампа прибегают ко всем доступным средствам, чтобы заблокировать новому президенту все возможные ходы. Если раньше их удары были лишь болезненны, ущерб, нанесенный на этой неделе, грозит настоящим поражением.

Неделя началась с важнейшего для новорожденной трамповской Америки события — слушания разведкомитета палаты представителей Конгресса по теме: вмешательство России в выборы президента США в 2016 г. В рамках этого заседания, на которое в качестве свидетелей были вызваны директора ФБР и АНБ, обсуждались не только мнимые действия и интересы Кремля, но и предполагаемая слежка за Трампом в бытность его кандидатом в президенты. Эта тема, с начала марта муссируемая в пропрезидентских СМИ, выросла из отвлекающего маневра в большую информационную кампанию и была мастерски противопоставлена в общественном сознании русофобской истерии. Дело обставили так, что-либо Трамп незаконно координировал с Путиным свои действия, либо Обама незаконно следил за Трампом и сливал информацию Клинтон. То, что правдой или неправдой могут оказаться сразу обе теории, хоть и не отрицается официально, серьезно такой вариант никто не рассматривает. Скандал скандалом вышибают.

На слушании ни одна из сторон не представила никаких доказательств. Секретные данные на открытом для прессы заседании не могли быть обнародованы, а все существующие несекретные «доказательства» известны. Это и «доклад бывшего агента британской разведки, которого очень ценит разведывательное сообщество, в котором он сообщает, что ему сообщили неназванные русские источники», это и гневные твиты Трампа, это и сведения о контактах Майкла Флинна, бывшего советника президента, с послом Сергеем Кисляком. Обсуждая неоднократно со всех сторон обсужденное, проговаривая неоднократно проговоренное, конгрессмены пытались заставить высокопоставленных контрразведчиков хоть немного проговориться, но не смогли. Те же, в особенности директор ФБР Джеймс Коми, полностью владели ситуацией, играя на популярном образе противостояния настоящих профессионалов и никчемных бюрократов.

Коми сразу заявил, что с июля прошлого года его ведомство ведет расследование «русского следа», включая возможное участие членов команды Трампа. В то же время сведений в поддержку твитов президента, которые он «очень уважает», у него нет. Каким именно образом ФБР расследует связь руководителей кампании Трампа с Россией, не имея даже данных, велось ли наблюдение у них в офисе — профессиональная тайна. Значение этих заявлений трудно переоценить. Коми, глава одной из сильнейших спецслужб мира, фактически расписался в верности команде Обамы и отказался всерьез воспринимать нового верховного главнокомандующего. Депутаты же, даже не поморщившись, съели эту горькую пилюлю, тем самым, по сути, присоединившись к невысказанному протесту службиста.

После провального понедельника Трамп решил отыграть несколько очков. Стало известно о запрете на провоз компьютерной техники из нескольких ближневосточных стран. Позже стало известно, что согласования по проекту Американо-Канадского нефтепровода успешно завершены. Параллельно с этими мелкими успехами президент удвоил активность по подготовке к главному событию недели — намеченному на пятницу голосованию Конгресса по законопроекту отмены Obamacare — системы обязательного платного медицинского страхования. Президент встречался с конгрессменами и представителями бизнеса, выступал на митинге, обращался к народу с просьбой поддержать законопроект...

В то же время его противники не переставали бомбардировать его новой и новой критикой. Ужесточение правил перелетов сочли чуть ли не дискриминацией, утверждение проекта нефтепровода — огромной угрозой окружающей среде. Не осталась без внимания и личных нападок и дочь Трампа. В середине недели стало известно, что Иванка, часто сопровождающая отца на официальных мероприятиях и являющаяся женой одного из его близких советников, получит кабинет в Белом доме, доступ к секретной информации и телефон спецсвязи, не занимая при этом никакой официальной должности. Такое нарушение протокола — скорее всего, закрепление уже сложившейся практики, но не вызвать бурной реакции оно просто не могло.

Как бы то ни было, пришла пятница, и Трамп, всегда старающийся закончить неделю на позитивной ноте, сел в глубокую лужу. Он и его соратники нашли столь мало поддержки, даже среди составляющих большинство товарищей-республиканцев, что голосование решено было снять с повестки дня. Законопроект, уже прозванный Trumpcare, умер, не успев увидеть свет.

Ущерб для президента огромен. Отмена Obamacare — один из столпов его программы, наравне с контролем за иммиграцией, поддержкой промышленности и усилением вооруженных сил. Первый столп пал, одними словами о скором появлении нового законопроекта его не поднимаешь. Второй — иммиграционная политика — еле стоит после отмены судом второго подряд указа. Он держится только на разговорах о стене с Мексикой. Третий — промышленность — теперь под вопросом, ведь президент только что продемонстрировал неспособность управлять формально лояльным парламентом даже на сравнительно безопасной теме, что уж говорить об обещанной беспрецедентной налоговой реформе. Остается только армия, но она, как известно, сторонится политики, особенно пока бюджет растет.

Поражение в Конгрессе может стать началом конца Трампа как президента США. Если череда поражений, не важно, намеренных или нет, продолжится, или если радикальные, но легко блокируемые действия сменятся умеренными, но незаметными шагами, поддержка Трампа как в народе, так и в среде бизнеса растает, как первый снег. Ни тем, ни другим не нужен лузер или еще один политик, они голосовали не за это. Как только не станет публичной поддержки и денег, разбегутся и закулисные друзья, как только не станет их, найдется законный способ «уйти» президента. Однажды предавший Конгресс может войти во вкус. Шах и Мат.

Но может, еще есть козыри в рукаве?