Французы с тревогой начинают понимать, правда с опозданием, что недостаточно знают своего президента Эмануэля Макрона. Сравнивая его последние заявления и дела с тем, что было сказано в отчёте, направленном им в 2008 г. в Комиссию по стимулированию экономического роста Жака Атали, Тьерри Мейсан выясняет, куда ведёт Францию партия «Вперёд!»

macron
Последние два года президентства Жака Ширака, после того, как у него случился инсульт, два его министра Вильпен и Саркози то и дело, что грызли друг друга. Франция стала неуправляемой. Следующие два президента Николя Саркози и Франсуа Олланд тоже не смогли должным образом исполнять президентские обязанности. В итоге, французы привели в Елисейский дворец Эмануэля Макрона, считая, что этот властолюбивый парень сможет крепко держать бразды правления.

В противоположность прошлым выборам, на выборах 2017 г. фундаментальные проблемы не обсуждались. За исключением всего-навсего того, что мелкие кандидаты (то есть те, кого не поддерживали крупные партии) выступали против Европейского союза, тогда как более весомые из них возносили его до небес. Лейтмотивом этой кампании стало осуждение предположительной коррупции политического класса и в частности её главного кандидата Франсуа Фийона, что характерно для «цветных революций». И как всегда в подобных случаях, публичное мнение одно и то же - «долой!». Всё, что было раньше, - это коррупция, а всё новое будет добрым и справедливым. Однако ни одно из выдвинутых обвинений не было доказано.

В предыдущих цветных революциях людям требовалось от трёх месяцев (Кедровая революция в Ливане) до двух лет (Революция роз в Грузии), чтобы проснуться и осознать, что ими манипулировали. После этого они вновь примыкали к тем, что остались от первой команды. Искусство организаторов цветных революций состоит в том, чтобы осуществлять изменения институтов власти до введения обещанных заказчиками перемен.

Эмануэль Макрон заявил, что своими указами он собирается изменить Трудовой кодекс. Кроме того, он намерен реформировать госучреждения: сократить Социально-экономический совет, а на языке менеджеров значит «уволить» половину избранников на всех уровнях, и ввести во властных органах элементы «морализации» политической жизни. Все эти планы содержатся в отчёте Комиссии по стимулированию экономического роста 2008 г., председателем которой был Жак Аттали, а Эмануэль Макрон помощником генерального секретаря.

Отчёт

Отчёт Комиссии Аттали, созданной президентом Саркози, начинается следующими словами: Настоящий документ не является ни отчётом, ни исследованием. Это инструкция по проведению срочных и основополагающих реформ. Он не отражает мнение какой-либо партии, он « беспартийный ».
Трудовой кодекс

В отношении Трудового кодекса можно сказать, что в современной экономической обстановке он может быть принят большинством голосов. Однако с учётом имеющихся документов по его подготовке правительство от этого консенсуса держится в стороне. Оно намерено отказаться от латинской юридической системы и принять систему, действующую в США. Согласно последней работник и работодатель имеют право заключать контракт, который не соответствует закону. А для придания этой реформе большей полноты и важности, образовательная система должна обеспечивать детям владение двумя языками, французским и английским уже по окончании начальной школы.

Подобное изменение парадигмы во Франции никогда не обсуждалось. Может, что-то и было во время парламентских дебатов при принятии закона Эль Комри и Макрона в 2016 г. Некоторые наблюдатели отмечают, что преимущество договоров предприятий над отраслевыми открывает путь к установлению американского права.

Такой выбор удивляет ещё и тем, что США являются первой в мире финансовой державой, но в экономическом плане их опережают Китай и Германия. Кроме того, если Соединённое Королевство будет соблюдать волеизъявление своих граждан и продолжит выход из ЕС, то оно выйдет из англосаксонской финансовой модели и примет германскую экономическую модель.

Институты власти

Что касается институтов власти, нельзя исключать, что реформы Эмануэля Макрона окажутся благотворными, но во Франции о них никто и никогда не говорил. Никто не жаловался на чрезмерное число парламентариев или муниципальных советников. Зато много жалоб в отношении административных инстанций (коммуны, коммунальные учреждения, департаменты, регионы, государственные структуры) и роста числа так называемых «Комитетов Теодюля».

На самом деле, президент Макрон скрывает своё истинное лицо под маской. Его краткосрочной целью, широко обсуждавшейся в 2008 г., является упразднение коммун и департаментов. Речь идёт о введении во Франции административного деления, подобного тому, что действует во всём Европейском союзе. Елисейский дворец, отвергая исторический опыт французского народа, считает, что им можно управлять так же, как и другими европейцами.

Реформа Социально-экономического совета остаётся расплывчатой. Известно только, что будут упразднены многочисленные «Комитеты Теодюля», а Советам будет поручен социальный диалог. Этого не удалось сделать даже Шарлю де Голлю в 1969 г., что наводит на мысль о том, что если эта реформа будет реализовываться, то не ради того, чтобы решить проблему, а для того, чтобы окончательно её похоронить. Действительно, социальный диалог осуществляется в настоящее время на отраслевом уровне, так что реформа Трудового кодекса лишит этот диалог конкретного содержания.

В 1969 г. президент де Голль подчинился и отказался от своего старого плана «партиципации», то есть распределения роста капитала предприятий между собственниками и наёмными работниками. Кроме того, он предложил миру труда принять участие в законодательном процессе. С этой целью он намеревался объединить Социально-экономический совет с Сенатом, подобно тому, как верхняя палата объединяет представителей регионов и бизнеса. И в довершение он предлагал, что эта палата не должна сама разрабатывать законы, а лишь выражать мнение по любому проекту закона, прежде чем представить его на утверждение Национальному собранию. Таким образом, речь шла о придании законодательных функций крестьянским организациям, профсоюзам рабочих и работодателей, университетам, а также семейным, социальным и культурным ассоциациям.

Две самые главные задачи, которые президент Макрон намерен осуществить, пока его избиратели не отошли ото сна, можно выразить следующим образом:
  • управлять рынком труда согласно американскому праву;
  • ввести европейское территориальное деление и свести все организации, представляющие рынок труда, в единую чисто общественную организацию, лишённую каких-либо прав.
Кроме уничтожения на радость капиталистам следов многовековой борьбы за справедливость, Эмануэль Макрон должен будет возвести стену между избирателями и их избранниками и охладить пыл тех, кто вздумает вмешаться в государственные дела.