С момента рождения ребенка его пол в значительной степени определяется тем, как его одевают, какие игрушки ему дают, и, в конечном итоге, тем, как ему предписывают вести себя в обществе.

Однако некоторые школы в Швеции пытаются отменить такого рода гендерные нормы.

На первый взгляд, в шведских гендерно нейтральных детских садах нет ничего необычного.

В них не предусмотрены отдельные зоны для игры в куклы или конструкторы. Игрушки благоразумно перемешаны, чтобы девочки и мальчики могли играть вместе.

Эти два существующих в Швеции дошкольных учреждения - Николайгарден и Эгалия (что по-латыни означает «равенство») - идут на многое, чтобы упразднить гендер. Дети получают свободу оспаривать границы пола и выходить за их пределы.

Воспитатели не столько поощряют детей на те или иные виды деятельности, сколько стараются не втискивать своих подопечных в узкие поведенческие рамки, свойственные их полу, или же деликатно переключают их внимание с конкретных вещей.

Школа полностью исключила из употребления такие слова, как «девочка» и «мальчик». Вместо этого сотрудники предпринимают целенаправленные усилия, чтобы обращаться к каждому ребенку по имени или с помощью гендерно нейтрального местоимения hen («оно»).

Но оправдано ли такое вмешательство в столь раннем возрасте, и каковы его отдаленные последствия?

Снимая «гендерные оковы»

Новое глобальное исследование установило, что к десяти годам девочек и мальчиков успевают вогнать в «гендерные рамки», которые негативно сказываются на их последующей жизни.

Авторы «Глобального исследования детей раннего подросткового возраста» (Global Early Adolescent Study) анализируют, как гендерные представления усваиваются, навязываются и укрепляются среди детей раннего подросткового возраста в 15 странах.

Они приходят к выводу о том, что навязываемые культурой гендерные стереотипы - которые связаны с повышенным риском психических и физических проблем со здоровьем - укореняются в сознании детей в возрасте от 10 до 14 лет. Исследование показало, что из-за этих стереотипов девочки в большей степени рискуют подвергнуться физическому и сексуальному насилию, вступить в брак в юношеском возрасте и заработать ВИЧ. В случае мальчиков риски могут заключаться в злоупотреблении запрещенными веществами и самоубийстве.

Правительство Швеции, которая занимает четвертое место в рейтинге стран мира по уровню равноправия полов, направляет согласованные усилия на то, чтобы равенство нашло отражение в Законе об образовании.

Действуя в соответствии с новой поправкой 1998 года, требующей, чтобы школы избегали гендерных стереотипов, Лотта Раджалин (Lotta Rajalin) создала в старом городе Стокгольма свой первый гендерно нейтральный детский сад для детей в возрасте от одного до пяти лет.

Специальные меры, предпринимаемые в школах Раджалин, гарантируют, что все истории, песни и инсценировки подвергаются тщательному отбору и переписываются, чтобы включить в себя нестандартные семьи (одиноких родителей или однополые пары), а также героинь, влюбляющих в себя принцев.

Учителя отдают предпочтение нетрадиционным сюжетным поворотам, чтобы убедиться, что тем самым они избегают гендерных стереотипов.

Как стать учителем без гендерных предрассудков

Возможно, самое главное отличие этих дошкольных учреждений состоит в том, как воспитатели здесь относятся к каждому ребенку.

Чтобы выявить какие бы то ни было бессознательные пристрастия, свойственные им при работе с девочками и мальчиками, воспитатели снимали свое общение с детьми на камеру, а затем оценивали собственную реакцию на детей разных полов.

«После того, как мы сделали эти видео и понаблюдали друг за другом, мы поняли, что менять нам следует не детей, а самих себя», - говорит Раджалин CNN.

Они обнаружили, что в беседах с девочками и мальчиками использовали разные интонации и терпели хулиганство в мальчиках, тогда как в девочках считали его недопустимым. Точно так же они чаще стремились утешить плачущую девочку, в то время как плачущему мальчику советовали поскорее забыть о его огорчении.

«Когда вы меняете себя, свое мышление и свои ожидания, вы начинаете замечать новые вещи и видите, что это благотворно влияет на развитие детей», - говорит она.

Раджалин убеждена, что гендерные стереотипы ограничивают доступные ребенку возможности. Ее гендерно нейтральные методы обучения основаны на том, что она называет «всеми жизненными спектрами» или «кругом возможностей». Этот круг часто делится на два полукруга: один для мальчиков, другой для девочек.

С помощью гендерно нейтрального обучения Раджалин надеется открыть этот круг возможностей для всех детей в процессе их самоопределения.

«Мы пытаемся устранить барьеры, которые мешают как девочкам, так и мальчикам делать то, что они хотят», - говорит она.

«Мы хотим, чтобы всем детям были предоставлены равные возможности чувствовать, выражать себя, любить тот цвет, который им действительно нравится, заниматься тем спортом, который их интересует, и т. д. Мы не хотим их ограничивать».

После небольшого структурированного наблюдения за детьми в одном из дошкольных учреждений Раджалин Бен Кенворд (Ben Kenward), специалист по психологии Уппсальского университета (Швеция) и Университета Оксфорд Брукс (Англия), обнаружил, что эти дети в меньшей степени подвержены влиянию гендерных стереотипов по сравнению с контрольной группой детей из типичного шведского дошкольного учреждения.

«[Гендерно нейтральная] педагогика справляется с решением ряда стоящих перед ней задач, и если вы намерены предоставить этим маленьким детям одинаковые возможности... тогда наше исследование предполагает, что такая разновидность педагогики может послужить хорошим инструментом».

«Промывка детских мозгов»

Между тем меры, направленные на сохранение гендерной нейтральности, за прошедшие годы нередко становились объектом критики.

По мнению шведского психиатра и автора книг Дэвида Эберхарда (David Eberhard), называть мальчиков и девочек «hen» «в интеллектуальном плане нечестно», поскольку это значит «полностью игнорировать биологические различия».

«Это своего рода "промывание мозгов", которое работает, пока дети маленькие, и в краткосрочной перспективе они к этому приспосабливаются, но что происходит, когда они приходят в обычную школу и узнают, что все это время жили в секте?» - говорит он CNN.

«Утверждения о том, что между мужчинами и женщинами нет различий, смахивает на своего рода религиозную секту, к науке это не имеет никакого отношения».

Эберхард объяснил, что совершенно не против того, чтобы мальчики играли с куклами, но он считает, что всему есть предел и называть девочек или мальчиков «оно» уже перебор.

Раджалин полагает, что в большинстве своем критика ее методов ошибочна, поскольку люди не до конца понимают их суть. «Мы не хотим сказать, что девочки должны быть мальчиками или что мальчики должны быть девочками, мы просто хотим, чтобы каждый человек имел право быть тем, кем он является на самом деле, независимо от пола», - говорит она.

Безвредный «эксперимент»

Хотя Эберхард непоколебим в своих убеждениях, он говорит, что гендерно нейтральное обучение вряд ли окажет негативное воздействие на детей младшего возраста в долгосрочной перспективе.

«Я полагаю, что они [дети] настолько уверены в своей идентичности, что это не имеет для них особого значения, - говорит он. - Но как отдельные личности маленькие дети разных полов вполне могут испытать разочарование или прийти в замешательство».

По его мнению, Швеции вместо этого следовало бы решать проблему гендерного неравенства в реальном мире.

Однако Раджалин считает, что внедрение гендерно нейтральных методов и привлечение к работе с детьми воспитателей разных этнических групп, религий, полов и сексуальной ориентации лучше подготовит их к тонкостям реального мира. По ее словам, это повысит их уверенность в себе и сделает их более успешными в жизни.

Профессор психологии Филипп Хванг (Philip Hwang) из Гетеборгского университета в этом не уверен. Он полагает, что гендерно нейтральные дошкольные учреждения Раджалин безвредны, но переоценены.

«Я не вижу в них никакого вреда, но мне кажется, все это скорее тешит родителей, нежели меняет детей», - говорит он CNN.

Он рассказал, что встретил пару родителей, которые действительно считают, что, если отправить детей в детский сад такого типа, они будут долго испытывать на себе это благотворное влияние и вырастут в обществе, нейтральном по признаку пола.

«Это заявление едва ли имеет отношение к реальному воздействию на долгосрочное развитие детей в том, что касается вопросов пола, - говорит он. - На то, чтобы изменить подобного рода нормы и ценности, требуются целые поколения».

Даже Кенворд, который с оптимизмом оценивает способность гендерно нейтральной педагогики создавать равные возможности для детей обоих полов, не знает, какими будут долгосрочные последствия.

«Что происходит с этими детьми, когда они идут в начальную школу, по-прежнему открытый вопрос, - говорит он. - Я предполагаю, что [гендерно нейтральная педагогика] потенциально может продолжать оказывать влияние на их поведение, но оно необязательно будет сильным. Однако не следует исключать и какого-то продолжительного воздействия».