Марина и Мария Бутины

Марина и Мария Бутины
Арестованная в США россиянка Мария Бутина стала заложницей внутриполитических разборок в США. Об этом в эксклюзивном интервью RT заявила её сестра Марина Бутина. Она рассказала, чем Мария занималась в Соединённых Штатах, как семья узнала о её аресте и каким образом родственники поддерживают связь.

- Как вы узнали о том, что Марию арестовали?

- Про арест Маши мы узнали 16-го июля, из новостей. Конечно, это событие было неожиданным и, более того, шокирующим для нашей семьи. Ну, а как бы вы отреагировали на подобные новости, если бы это произошло с вашими близкими людьми? Да, Маша много времени уделяла учебе в университете, общалась с разными людьми в Америке. Но я знаю, что она никогда бы не стала нарушать закон.

- Как Мария сообщила вам и своим родным о том, что она собирается уехать в Соединённые Штаты, какие на то были причины?

- Маша всегда стремилась получать новые знания. Она получила два диплома по политологии и педагогике (Мария заканчивала госуниверситет в Барнауле). После этого она была в общественной палате в Алтайском крае, у нее был свой бизнес в Барнауле. Потом она переехала в Москву и подала соответствующие документы в семь ведущих мировых университетов США. Но получила одобрение своей заявки только в университете Вашингтона.

- Планировала ли она вернуться в Москву после учёбы в США?

- Насколько я знаю, она хотела попробовать поработать в Штатах какое-то время.

- Кто-то оплачивал обучение или она выиграла грант?

- Насколько я знаю, у нее были стипендии.

- В американских СМИ писали, что Мария была замужем, когда жила в Барнауле, и у неё есть ребенок. Так ли это?

- Маша никогда не состояла в браке, у нее нет детей.

- Как пишет газета The New York Times, Мария как минимум дважды пыталась организовать тайную встречу Трампа и Путина во время президентской кампании 2016-го года. Каким образом Мария участвовала в международных отношениях между странами?
- Мария не организовывала никаких встреч. Но никогда не делала тайны из того, какими она бы хотела видеть отношения между Россией и США. Все свои мысли она открыто выражала на своих страницах в соцсетях, в публикациях в СМИ, в том числе и американских. К моему сожалению, на отдельных фразах и её высказываниях они и построили сейчас обвинение.
- Ваша сестра приезжала на молитвенный завтрак и, как полагают американские СМИ и спецслужбы, там могла лоббировать какие-то тайные интересы России. Что вы об этом думаете?

- Могла, наверное. Моя сестра не обвиняется в шпионаже. Если почитать внимательнее публикации в американских газетах и журналах, то это просто фейковая информация вчерашнего дня, выгодная определенным СМИ. Не понимаю, почему до сих пор употребляется слово «шпионаж». По американским законам это очень тяжелая статья. Поэтому я в принципе не понимаю этой формулировки.

- Как отреагировали друзья Марии на случившееся? Предлагали ли помощь ее знакомые в Барнауле и Москве?

- Многие знакомые, друзья, и даже незнакомые люди близко к сердцу приняли её арест. Они предлагали и предлагают нам помощь, в том числе и финансовую. Все квалифицированные адвокаты, как мы знаем, да еще и по такому делу, в Америке очень дорогие. В таком сложном и долгом процессе, как у Маши, просто необходим суперпрофессиональный адвокат. Поэтому и был создан фонд. Этих средств нам, к сожалению, не хватает. Мы просим всех неравнодушных людей помочь в этой сложной ситуации. Все эти средства идут сейчас напрямую адвокату.

- В каких отношениях она состояла с Полом Эриксоном?

- Наша семья на протяжении нескольких лет знакома с Полом. Я хочу сказать, что это исключительно честный, порядочный и положительный человек. Они были вместе около четырёх лет. Хотелось бы добавить, что наверняка всем известно: не бывает идеальных отношений. У всех людей могут быть разногласия. Вырывать фразы из контекста и выдавать их за доказательства, я считаю, как минимум, неуважительно. Больше мне нечего добавить.

Мария Бутина

Мария Бутина

- Шла ли речь о свадьбе, о детях, где они собирались жить?


- Она стремилась получать знания. По её карьере ясно, что она не стремилась выйти замуж и завести ребенка. Она хотела чего-то добиться в жизни. Всё-таки для неё это было первостепенным.

- Расскажите, сколько вам лет и чем вы занимаетесь?

- Мне 23 года, я живу в городе Санкт-Петербург. В этом году закончила Политехнический университет и сейчас работаю в сфере рекламы. Мы с Машей всегда были очень близки.

Мы с Машей всегда были очень близки. Как моя старшая сестра, она чувствовала ответственность за меня. Поэтому всегда поддерживала, защищала меня. Последние годы мы общались с ней так близко. Нас разделяло расстояние. Она жила в Вашингтоне, я в Санкт-Петербурге, в России. Но мы созванивались с ней каждую неделю.

После задержания мы общались с ней по телефону всего один раз. По непонятным причинам при её звонке на мой номер телефона связь обрывается. Поэтому все новости о ее условиях содержания и здоровье я узнаю от родителей. Они связываются с ней один или два раза в неделю. К сожалению, звонки достаточно дорогие. Ей, конечно, хотелось бы звонить нам чаще. Но наше материальное положение не позволяет этого делать.

- Как часто вы общаетесь с адвокатами Марии?

- Адвокатам запрещено комментировать ход и материалы дела. Роберт Дрисколл - адвокат, который защищает мою сестру, - очень квалифицированный юрист. Связь с ним мы поддерживаем через переводчика. Насколько я знаю, есть еще один адвокат - Альфред Керри. Возможно, еще какие-то юристы. Сторона обвинения предоставила достаточно большой объём информации, который нужно осмыслить. Поэтому, конечно, требуется дополнительная юридическая помощь.

- Что сейчас она рассказывает о своем пребывании в СИЗО?

- До пятницы она находилась в одиночной камере в течение 22-х часов. Ей разрешалось покидать её только на два часа для прогулок и разговоров по телефону. Общение с другими заключёнными этот режим не предполагал. Сейчас Маша сообщила об изменении режима на общий, и условия стали полегче. Её систематически посещают адвокаты, работники посольства. Ей должны были предоставить прогулки и возможность общения с другими заключенными. Ни о каком давлении за это время она нам не сообщала.

- Собираетесь поехать в Соединённые Штаты для встречи с сестрой?

- На данный момент возникает вопрос именно с тем, чтобы обеспечить ей достойную защиту. Мы очень хотим её увидеть, но все-таки её защита сейчас, в материальном плане, на первом месте.

- Как вы считаете, кому могло быть выгодно её подставить? И как, по вашему мнению, будут развиваться события дальше?

- Наша семья уверена, что все, что происходит с Машей, - это результат внутриполитических разборок в США. И моя сестра попала в эпицентр этого. Видимо, нужно было кого-то привязать из именно русских людей, чтобы найти какие-то доказательства и использовали это в своих интересах.

- Что бы вы хотели заявить сейчас, от лица Марии Бутиной?

- Хотелось бы ещё раз обратить внимание на то, что был создан фонд. Ссылку на этот фонд можно найти на странице моей «Вконтакте», либо в Facebook, либо я также её разместила на странице Маши, также в Facebook и «ВКонтакте». Либо набрать в поисковой строке «Мария Бутина фонд» - и найти его.