Заслуженный американский исследователь Ричард Брайс Гувер заявил, что в XIX веке на Землю упал метеорит с окаменевшими образцами инопланетной жизни, а химический анализ указывает на их невообразимый возраст.

Жизнь на метеоритах

Снимок ниже сделан с помощью электронного микроскопа при рассмотрении фрагментов метеорита Оргей. Он упал на юге Франции в районе одноимённого посёлка в 1864 году. Это был даже не метеорит, а метеоритный дождь. Почётный профессор NASA Ричард Брайс Гувер рассказал Лайфу, что побывал на месте события и собрал всю возможную информацию. Особенно его впечатлило то, что один из найденных местными жителями камней оказался покрыт инеем.

Метеорит Оргей
© LIFE
Одна из иллюстраций книги "Метеорит Оргей. Атлас микрофоссилий".
— На юге Франции 14 мая 1864 года не настолько холодно, чтобы образовался иней на обычных камнях. Но этот камень был промёрзшим изнутри. Когда он прошёл через атмосферу Земли, нагревание атмосферы вызвало таяние на поверхности камня, и, когда происходит это таяние, оно формирует тонкий слой, который называется коркой плавления, и, поскольку это выпаривает породы и органику с поверхности, из-за испарения поверхность камня охлаждается. Так что в первые пять-десять секунд было достаточно жарко, чтобы растапливать эту корку, но потом он стал чрезвычайно холодным, — объяснил учёный в эксклюзивном интервью.
Фрагмент метеорита Оргей
© "Википедия"
Фрагмент метеорита Оргей, Франция.
С тех пор почти сто лет это было лишь удивительным событием, о котором напоминает монумент в посёлке Оргей. В 1961 году профессор Бартоломью Надь из американского Университета Фордхэма и микробиолог из Нью-Йоркского университета Джордж Клаус заявили, что масс-спектрометрический анализ метеорита показал наличие в нём "частиц микроскопического размера, подобных ископаемым водорослям".
— Их сообщение поначалу было воспринято с большим воодушевлением, но позже многие учёные сказали: "Нет-нет-нет, это нелепо, мы знаем, что жизнь существует только на Земле и её нет больше нигде". Клауса и Надя начали критиковать, и в конечном счёте научное сообщество отстранилось и сказало: "Нет-нет-нет, это всё неправда", — говорит профессор Гувер.
В 2004 году Парижский национальный музей естественной истории и Фонд планетарных исследований в Чикаго согласились предоставить фрагменты этого метеорита для новых исследований. И этими исследованиями параллельно занимались в двух местах на Земле: в городе Хантсвилле (это американский штат Алабама) и в городе Дубне (Московская область). В Дубне этой работой руководил и продолжает руководить директор Палеонтологического института имени Борисяка академик Алексей Розанов. А в Алабаме — Ричард Брайс Гувер, который много лет возглавлял отдел астробиологии в Центре космических полётов имени Джорджа Маршалла NASA. Кстати, ему довелось работать там под началом Вернера фон Брауна. Ныне доктор Гувер трудится в Ракетно-космическом центре Соединённых Штатов. За прошедшие полтора десятка лет ему вместе с его российскими коллегами удалось собрать несколько тысяч потрясающих снимков. По поводу изображения в самом начале статьи: это не кристалл и не минерал.
— Это диатомовая водоросль. Диатомовая водоросль в метеорите. Маленькие отверстия — это поры, это часть того, что называется "ситечком", и именно таким способом диатомея не пропускает внутрь себя то, что ей не нужно. Диатомеи — это великолепные растения, которые строят себе панцири из кремнезёма с замысловатым орнаментом, очень похожие по структуре на драгоценный камень опал (это гидратированный аморфный кремнезём), именно из него они делают себе свои панцири. И вы видите только маленький кусочек прекрасной диатомеи, у которой разрушилось несколько частей, и мы нашли несколько таких частей в метеорите довольно близко друг к другу, говорит профессор.
Окаменелость в метеорите Оргей
© Ричард Брайс Гувер
Окаменелость в метеорите Оргей.
А теперь самое интересное. Учёные логично предположили, что этими водорослями камень оброс на Земле после того, как упал. Чтобы проверить это, фрагменты метеорита подвергли химическому анализу. Это сделали методом рентгеновской спектроскопии.
— Можно сфокусировать поток электронов на какой-то отдельной точке на образце, и это вызывает рентгеновское излучение, и можно с помощью спектрометра установить, какие именно химические элементы находятся в этой точке. Это чрезвычайно важно, потому что мы можем измерить, сколько там углерода, сколько там кремния, сколько там азота и так далее. Это помогает отличить "коренные" окаменелости в метеорите от возможной современной биологии, которая могла проникнуть в метеорит после того, как он упал, — пояснил профессор Гувер.
Окаменелость в метеорите Оргей.
© Ричард Брайс Гувер
Окаменелость в метеорите Оргей.
По его словам, исследователи ожидали найти в образцах азот, поскольку это непременный компонент всех без исключения живых организмов. И не только живых, но и сравнительно недавно умерших.
— Когда организм погибает, азот начинает постепенно из него выходить. Аминокислоты разрушаются, ДНК и РНК разрушаются, и в конце концов азот попадает из них обратно в атмосферу. Но высвобождение азота из живых существ занимает периоды времени от нескольких миллионов до десятков и сотен миллионов лет. Никак не период с 1864 года до наших дней, — подчёркнул учёный.
Так вот. Исследователь со всей ответственностью заявил, что азота в этих окаменелостях нет.

Окаменелость в метеорите Оргей
© Ричард Брайс Гувер
Окаменелость в метеорите Оргей.
— Они настоящие, и они — внеземные. Это главный вывод, который мы делаем из факта отсутствия азота в окаменелостях, а также из соотношения углерода и кислорода, углерода и азота, они показывают, что это действительно окаменелости, они действительно древние, это не что-то, что попало в камень после того, как он упал, — уверен доктор Гувер.
Далее. А что, если когда-то в незапамятные времена, на заре земной жизни падение на нашу планету какого-нибудь астероида или столкновение с чем-то покрупнее выбило куски с поверхности Земли, они миллионы лет блуждали по окружающему космосу и вот в 1864 году наконец вернулись и усыпали французский посёлок Оргей? Звучит неплохо, если бы не одно но: доктор Гувер заявил, что метеорит состоит явно не из земного материала.
— На самом деле частицы, из которых он состоит, это преимущественно межзвёздная пыль. Звёздная пыль. Метеорит Оргей состоит из частиц, которые были синтезированы в звёздах, в разнообразных типах звёзд, и разбросаны в космосе взрывами сверхновых, и они попали в протосолнечное облако и уплотнились вместе со льдом 4,5 миллиарда лет назад. Но некоторые частицы в Оргее намного-намного старше, чем 4,5 миллиарда лет. Он содержит частицы, которые старше нашей Солнечной системы, частицы, которые старше Солнца, — говорит профессор.
Окаменелость в метеорите Оргей.
© Ричард Брайс Гувер
Окаменелость в метеорите Оргей.
Отсюда следующий вопрос: откуда прилетел метеорит Оргей?
— У нас есть достаточно веские доказательства, что метеорит Оргей был частью кометы. Возможно, кометы галлеевского типа или кометы семейства Юпитера. Данные свидетельствуют, что это было ледяное тело, которое, как я говорил, содержало частицы космической пыли, — сказал исследователь.
Дальнейший сбор научных данных привёл профессора к совершенно потрясающей гипотезе. Как он упомянул, недавние исследования показали, что комета Галлея к моменту своего максимального приближения к Солнцу нагревается на освещённой стороне до +121 градуса по Цельсию, а комета 9P/Темпеля 1 ещё за пределами орбиты Марса становится достаточно горячей: +60 по Цельсию.
— Тот факт, что эти тела содержат лёд и при этом нагреваются, на самом деле говорит, что может быть вода в жидком состоянии внутри кометы, под её каменно-ледяной органической коркой, когда она приближается к Солнцу. Лёд тогда может таять и формировать резервуары жидкой воды. А если там формируются резервуары жидкой воды, там может развиваться биология, — говорит Ричард Гувер.
Окаменелость в метеорите Оргей.
© Ричард Брайс Гувер
Окаменелость в метеорите Оргей.
Кроме того, профессор не исключает, что метеорит Оргей мог быть частью и более крупного тела.
— У нас могли быть периоды, когда в пределы нашей Солнечной системы входили достаточно большие объекты. Возможно, даже маленькие планеты или даже планеты размером с Марс. И если что-то размером с Марс входит в Солнечную систему, несёт океаны жидкой воды под своей ледяной поверхностью и ударяется в нашу планету, это может принести на Землю жизнь, которая возникла задолго до формирования Солнечной системы, — предполагает учёный.
И в заключение ещё одна цитата почётного профессора NASA:
— На самом деле, я сейчас убеждён, что биосфера Земли не возникла на Земле. Она возникла где-то ещё. Так что я не только уверен, что у нас на Земле есть образцы внеземной жизни, но и считаю, что у нас есть достаточно данных сейчас, чтобы сказать, что жизнь не произошла на Земле. Жизнь на Земле не зародилась сама по себе. То есть какие-то отдельные формы, конечно, могут появляться, но похоже, что само происхождение жизни опережает возникновение планеты Земля на несколько миллиардов лет.