Подлые ублюдки навели сегодня ужас на Питер, что забило все остальные новости, но в Питере и дядя Вова сегодня интересно выступил. В частности:

1) "Когда-то Наполеон сказал: «Китай спит, и дай бог, чтобы он спал как можно дольше». Китай уже давно проснулся, и этими процессами надо управлять".

2) "Западные санкции не будут вечно продолжаться. А если они будут вечно продолжаться, мы будем вечно ограничивать доступ на наш рынок тех товаров, которые мы можем сами производить. Этими санкциями, Россия воспользовалась для того, чтобы нанести ответный удар, и так, чтобы он нам не вредил, а только помогал. Это нам явно помогает".

Видео и полная стенограмма:


В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!

Это, по-моему, уже четвёртая наша встреча, она стала уже традиционной и, на мой взгляд, полезной.

Мне очень приятно с вами всегда встречаться, не просто приятно, но и полезно, потому что это как раз и есть та самая обратная связь, о которой мы так часто говорим.

Почему именно с вами - потому что вы в полном смысле, в прямом смысле этого слова работаете на переднем краю, вы всегда с людьми, чувствуете, что происходит, понимаете это, высказываете свою точку зрения, которая, безусловно, интересна и для меня лично, а поскольку мы пользуемся услугами ваших коллег из федеральных средств массовой информации, то это важно и интересно для широкой публики, для миллионов наших граждан, которые через средства массовой информации могут слышать, видеть нашу дискуссию, оценивать то, что говорите вы, то, что говорю я, и соответствующим образом через различные структуры, через Общественную палату, через своих депутатов на местах, через вас, опять же, - через региональные средства массовой информации - влиять на те решения, которые принимаются на региональном, местном или на федеральном уровне. Во всяком случае в этом, собственно говоря, и есть смысл нашей с вами совместной работы.

Я бы на этом, пожалуй, монолог закончил. Представляется, что более продуктивным, интересным и для меня, и для вас, и для наших зрителей, слушателей будет наша прямая, живая дискуссия.

Спасибо вам большое.

С.Говорухин: Тогда начинаем нашу работу. Формат, собственно, вам известен. Здесь вся Россия, журналисты из всех регионов. Помогать мне вести это собрание будут, как всегда, Оля Тимофеева и Николай Будуев, наш депутат, журналист из Бурятии.

О.Тимофеева: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

На эти три дня Санкт-Петербург - неформальная столица региональных средств массовой информации. Мы здесь, действительно, в четвёртый раз. Поменяли площадку, правда, в этот раз, и нас стало гораздо больше. Здесь та самая «четвёртая власть», потому что люди, сидящие в этом зале, - чуть-чуть больше, чем журналисты. Они своими сюжетами, постами в блогах, своими материалами в газетах заставляют власть менять ситуацию. Они порой вмешиваются и доводят решение проблем до конца. И, по-честному, патриоты своих городов и территорий.

Н.Будуев: Добрый день, Владимир Владимирович, коллеги!

Наш форум даёт новый импульс развитию журналистики в регионах. Журналисты понимают, что их ценят, уважают. Тысячи наших коллег работают в интересах простых людей по всей стране. И сегодня наш форум стал уникальной возможностью для того, чтобы журналисты из регионов не просто встретились, познакомились друг с другом, но и, самое главное, нашли пути, варианты решения общих проблем.

О.Тимофеева: Кстати, о том, чем мы жили весь этот год с прошлого форума. На 21-й кнопке в каждом городе России и в каждой территории скоро появится региональный канал. Мы об этом говорили в прошлом году на нашем форуме и внесли от имени Общероссийского народного фронта закон. Вы его подписали, спасибо Вам за это. Мы по-прежнему 300 миллионов рублей закладываем в бюджет России на поддержку региональных печатных СМИ. Хочу сказать, что проблемы там тоже есть, об этом немного позже.

Что продолжаем делать дальше. Продолжает работать Центр правовой поддержки журналистов. Он был создан по Вашему поручению, и за это время три сотни коллег из наших редакций: печатных, телевизионных, блогеров - получили юридическую помощь, и мы многим помогли даже в судах.

Н.Будуев: Всё больше журналистов поддерживает повестку ОНФ. Об этом говорит то, что с каждым годом растёт число заявок на конкурс ОНФ «Правда и справедливость». Например, в этом году их подано уже более четырёх тысяч, и за каждой работой решены проблемы людей.Конечно, там есть и проблемные вопросы, за это зачастую на местах чиновники нас где-то и не любят, где-то, может быть, и боятся. Но сейчас идёт важный процесс, когда власти на местах слышат нас и понимают, что мы не враги, а мы работаем в интересах общества.

О.Тимофеева: Вы знаете, когда только всех рассаживали, уже все начали репетировать, как поднимать руки, чтобы Вы их выбрали, чтобы задали вопрос. Потому что, конечно, в эти три дня мы обсуждали профессиональные проблемы, конечно, в эти три дня мы говорили, чем живёт каждый город, каждая территория, с болью рассказывали о том, какие проблемы там есть. Но самая главная задача форума - это прямая коммуникация, это возможность задать вопрос Вам, лидеру Общероссийского народного фронта.

У нас есть наша платформа, на ней сегодня зарегистрировано более двух тысяч человек, и мы обратились ко всем: «Какой бы вы вопрос хотели задать Президенту?» Конечно, количество вопросов зашкалило, и мы вначале постарались выбрать самые часто задаваемые, которые касаются большинства журналистского сообщества.

Н.Будуев: Начать хотелось бы с отраслевого вопроса. На каждом форуме поднимается вопрос, связанный с работой «Почты России». Суть проблемы в том, что, мы полагаем, в два раза завышены тарифы на услуги «Почты России» за рассортировку и доставку тиражей до регионов. Это очень сильно бьёт по малым редакциям, и проблема для нас очень важная. Об этом подробнее расскажет издатель из Алтайского края Юрий Прудин.

Ю.Прудин: Добрый день. Я представляю независимую газету «Свободный курс» и альянс независимых региональных издателей. «Почта России» в этом году со второго полугодия увеличивает свои тарифы (на 10 процентов - базовый) и лишает ещё на 10 процентов льгот по социально ответственным СМИ. Итого получается - 20 процентов каждое региональное СМИ получает повышение тарифов.

Вы прекрасно знаете Алтайский край, где 60 сельских районов, и понимаете, что в этой ситуации всем будет не очень хорошо.

Мы вчера спросили «Почту России»: «А почему, собственно, при инфляции 4 процента мы имеем такое повышение цен?» На что получили понятный ответ: «Мы - коммерческая организация. И как всякая коммерческая организация, хотим работать с прибылью, а подписка приносит нам убытки».

С другой стороны, я понимаю, что «Почта России» у нас с вами входит в перечень стратегически важных предприятий. А стратегия России - это, по-моему, читающая Россия. И мне кажется, здесь с таким подходом надо что-то делать. И мы предлагаем всё-таки вернуться к теме субсидирования подписки для региональных и местных СМИ.

В.Путин: Ну вот, начали с себя любимых, что называется. Это правильно, потому что это касается не только региональных СМИ, это касается ваших читателей.

Что можно сказать на этот счёт? Во-первых, все субсидии, которые раньше предоставлялись и которые были в прошлом или позапрошлом году, свёрнуты фактически. Они всё равно не давали возможность «Почте России» выйти даже в ноль, всё равно «Почта России» даже при этих субсидиях работала с убытком. Где-то в позапрошлом году, по-моему, три с лишним миллиарда, в прошлом - два с лишним миллиарда. Поэтому субсидии в целом на почту нужного эффекта нам с вами не дают. Первое.

Второе. И мы с вами тоже это хорошо знаем - очень многие уходят в интернет. И поэтому печатные СМИ, их продажи сокращаются по всему миру. И за прошлый год, пожалуй, что произошло, можно отметить? Что сокращение в связи с прекращением субсидий фактически сведено к нулю, где-то минус 5 процентов. Общий мировой тренд - минус 6 - 8 процентов. Поэтому, если сейчас и возвращаться к этому, то... Вы с Алтая?

Ю.Прудин: Да, Алтайский край.

В.Путин: Я понимаю, почему особенно Вас это беспокоит. Удалённые населённые пункты, территория огромная, поэтому если и переходить к субсидированию, то, мне кажется, нужно переходить к субсидированию не почты, а к субсидированию изданий, издательств. Эти субсидии должны быть ориентированы на ту категорию ваших подписчиков, которые находятся в наиболее сложном положении: это или, скажем, удалённые населённые пункты, школы в удалённых населённых пунктах, это отдельные категории граждан (инвалиды, ветераны, это всё от нас с вами зависит, какие категории выбрать). Вот по этому пути, мне кажется, вполне можно было бы пойти.

Ю.Прудин: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо за вопрос.

О.Тимофеева: Можно тогда, если про себя любимых, то ещё один профессиональный вопрос.

В.Путин: Конечно.

О.Тимофеева: Три года назад на форуме, тогда благодаря Вашей поддержке, мы выбили 300 миллионов в федеральном бюджете - поддержка региональных газет.

В прошлом году обращались к Вам, потому что хотели упростить механизм. С этого года, к сожалению, опять вступил в силу другой механизм.

Если можно, слово Владимиру Павловскому, Красноярский край.

В.Павловский: Владимир Павловский, газета «Красноярский рабочий». Кстати, 111 лет газете, это я к тому, что пресса будет жить ещё очень долго.

Владимир Владимирович, по-моему, все участники Медиафорума, сидящие в зале, уже разъехавшиеся, может быть, и все мои коллеги по стране присоединятся ко мне, когда я Вам скажу спасибо (я редко говорю спасибо чиновникам, даже самого высоко ранга) за то, что Вы действительно поддержали региональную прессу.

Здесь прозвучало - 300 миллионов, а ведь планировали 56 миллионов. Для нас это серьёзная цифра, тем более на фоне того, что на местах некоторые губернаторы, не будем называть, каких регионов, всё-таки не очень любят прессу, которая не заглядывает им в рот и мало их хвалит, и не только не наращивают усилия по нашей поддержке, особенно независимых газет, но и, мягко говоря, противодействуют.

Здесь уже говорили, что в том году Вы помогли нам ещё и в том, что избавили от казначейского сопровождения этих субсидий, 300 миллионов. Но, к сожалению, 31 декабря 2016 года распоряжение Правительства закончило срок действия. То есть мы опять стоим на распутье, что же будет? Деньги выделяются. Счёт заявок идёт уже на несколько сотен, им надо распределять. Но мы думаем, что эти деньги к нам придут лишь в конце года, потому что освоить этот метод очень сложно, особенно маленьким - городским, районным - газетам.

Поэтому, если можно, давайте сделаем так, чтобы не только на 2017 год, но и хотя бы на плановый период сохранить прежний порядок, он очень хороший, он чрезвычайно простой, есть хорошая отчётность, всё прозрачно. Зачем усложнять эту бюрократическую процедуру?

И ещё одна просьба, попутно. В этом году может появиться такое законодательное понятие, как региональное СМИ. Для нас это очень важно. Есть законопроект, разработанный Народным фронтом. Как-то, я не понимаю механизма, это подталкивается. Но как бы рассмотреть этот законопроект в первоочередном порядке, потому что тогда у нас упростится порядок, повысится эффективность и субсидии точно будут попадать именно на поддержку региональным СМИ.

Спасибо.

В.Путин: Критерии нужны тогда. Вы сейчас говорите о критериях отнесения к региональным СМИ.

В.Павловский: Да. Мы готовы. Я в данном случае не только как редактор выступаю, но и как член экспертного совета Минкомсвязи. Много коллег с мест, мы готовы вместе сесть и поработать над критериями.

В.Путин: Вот видите, механизм всё-таки есть. Этот общественный совет при Минкомсвязи работает. Мне приятно это услышать. Как, кстати, оцениваете работу этого совета?

В.Павловский: Как я могу оценивать, если я его часть? (Смех в зале.)Положительно, Владимир Владимирович.

В.Путин: Оценивайте объективно, можете?

В.Павловский: На самом деле мы сейчас ведём очень большую работу, и почти все коллеги, сидящие в зале, в этом участвуют. Мы по линии «Почты России» составляем списки. Но скидки были в размере 30 процентов, сейчас - 20 процентов. Раньше мы назывались «социально значимые СМИ». То есть на составление этих списков «Почта России» предоставляет вот такие льготы. Это большая бумажная и прочая работа, но это нужная работа. Её надо выполнять и впредь.

В.Путин: Ладно, спасибо, Володя.

Вот смотрите, я немножко с другого начну. Во-первых, один из наших модераторов об этом так вскользь, мимо проскочил, и сейчас Вы сказали об этом. О чём? О том, что у вас идёт противоборство с чиновниками. Вы знаете что? Много проблем в чиновничестве, мы об этом говорим постоянно. И не только у нас, но и во всех странах мира одно и то же, и всегда и везде пресса - свободная, открытая пресса - в демократическом обществе так или иначе оппонирует власти. И это абсолютно правильно.

Мне бы очень не хотелось только, чтобы пресса и чиновничество шли друг на друга, как стенка на стенку, всё время. Я вас уверяю, что и среди людей, которые работают в административных структурах, очень много патриотично настроенных, порядочных, деятельных людей. И мне бы очень хотелось, чтобы вы видели в них поддержку, а они видели поддержку в вас. Вот это чрезвычайно важная вещь, потому что если просто противоборство, то это будет постоянно палки в колёса с одной и с другой стороны, а если работа на общую цель, то тогда можно достичь максимального результата.

В.Павловский: Владимир Владимирович, мы-то как раз идём, пытаемся идти навстречу, но, к сожалению, не всегда ответного движения дожидаемся.

В.Путин: Да, не всегда. Это правда. А всегда и не может быть. Всегда не может быть всегда, всегда нужно бороться за конечный результат, осуществляя поиск своих союзников. Они точно у вас есть, потому что и у порядочного чиновника, и у добросовестного журналиста одна общая цель - благо людей. Другой цели у нас с вами быть не может.

Теперь по сути. Вы спросили: зачем нужно казначейское сопровождение? Нужно для прозрачности и для улучшения качества финансирования, для контроля за движением государственных финансов. Вот зачем нужно. Но Вы правы в том, что когда речь идёт о небольших предприятиях, то тогда, наверное, это избыточно. Тем более что у нас, по действующему законодательству, по действующему закону, от казначейского сопровождения освобождены социально ориентированные некоммерческие организации. А небольшие предприятия в области СМИ, особенно региональные, ориентированные как раз на работу непосредственно с гражданами, напрямую, что называется, с населением в своих населённых пунктах или в своих регионах, скорее всего, их можно туда отнести, потому что коммерции там, честно говоря, наверное, не много. Поэтому я с Вами согласен. Я обязательно переговорю с Правительством, обязательно переговорю с Министром финансов, и думаю, что они пойдут нам с вами навстречу.

В.Павловский: Спасибо.

Н.Будуев: Примерно треть из тех, кто сейчас в зале, - представители интернет-СМИ и блогосферы. Аудитория интернета растёт с каждым днём, но, к сожалению, там зачастую бывает и вредоносная для человека информация. Как раз вчера на профильной площадке мы обсуждали эту проблему. Подробнее расскажет Илья Ремесло, Санкт-Петербург.

И.Ремесло: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Илья Ремесло, я из Санкт-Петербурга, блогер.

Владимир Владимирович, в последнее время в интернете мы наблюдаем большое количество противоправной и запрещённой информации. Это, в частности, экстремизм и призывы к суициду. А другие страны, как мы знаем, решают эту проблему зачастую очень жёстко. В частности, Китай, где налажена целая система блокировки интернета: файрволы, ограничения на посещение крупных западных сайтов. Но в то же самое время интернет - это и полезный инструмент для распространения расследований, которые мы проводим, в частности я провожу, другие мои коллеги.

В этом смысле как Вы считаете, должна ли Россия слепо копировать китайскую модель ограничения интернета либо же мы должны таким образом здесь идти каким-то своим путём, выбирать какой-то свой путь, более мягкий, для того чтобы не ограничить право на распространение и полезной информации, и неполезной?

Спасибо большое.

В.Путин: Мы же с вами знаем: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать...» У нас всегда, во всём свой путь. Но это не наша особенность. На самом деле практически везде, все страны мира идут своим собственным путём. Есть общие тенденции, какие-то общие правила, и мы тоже в этом тренде находимся. Но, конечно, мы должны ориентироваться на состояние нашего общества.

Во-первых, такой уже абсолютно расхристанной квазисвободы в интернете уже нигде нет. Во всех странах мира введены определённые ограничения на контент, на использование и так далее. Во всей Европе, в Соединённых Штатах очень жёсткое регулирование, особенно это всё начало вводиться и функционировать после трагических событий 11 сентября в Соединённых Штатах, а потом в связи с серией терактов в европейских странах.

Я не считаю, что мы вправе кого бы то ни было критиковать, потому что все эти ограничения и вообще всё это регулирование должно соответствовать уровню развития общества. Мы с вами помним начало 90-х годов, здесь очень много молодых людей, но и они наверняка знают, когда под демократией начали понимать вседозволенность, а под рынком - расхищение государственного имущества. Мы были просто не готовы даже к этим процессам, но постепенно, постепенно общество взрослеет, приходит к людям понимание, что такое хорошо, что такое плохо, на что мы можем пойти сегодня, а что избыточно. Поэтому нам не следует, мне кажется, критиковать то, что делается в Китае. Полтора миллиарда человек - вот пойдите поуправляйте этими полутора миллиардами.

Когда-то Наполеон сказал: «Китай спит, и дай бог, чтобы он спал как можно дольше». Китай уже давно проснулся, и этими процессами надо управлять. А вот это пространство свободы в интернете, когда через вбросы, причём автоматические вбросы, ведь автомат может начать призывать к чему-то либо агитировать за что-то, просто делается из какого-то одного центра... Конечно, государство должно как-то иметь это в виду и купировать возможные угрозы.

У нас есть ограничения, они известны: это пропаганда суицидов, это детская порнография, это пропаганда терроризма, распространение наркотиков и так далее. Это всё функционирует, хотя на первом этапе, когда это только обсуждалось, вы помните наверняка, сколько было озабоченностей на этот счёт, сколько было опасений, что государство всё перекроет, всё запретит и так далее. Как у Высоцкого, «запретили даже воинский парад, скоро всё к чертям собачьим запретят». Нет, не запретили, всё функционирует, и функционирует нормально. Более того, многие считают, что этого недостаточно, надо ещё жёстче. Но вот такие чувствительные вещи мы как раз должны вместе с вами вырабатывать. Здесь государство не должно идти по пути, что оно лучше всех всё знает и понимает. На мой взгляд, пока этих ограничений достаточно. Ну а общий подход, на мой взгляд, он должен быть такой - нельзя всё, что запрещено в законе, и это нужно как-то аккуратно, цивилизованно и технологично отработать и в интернете. Вот и всё. А всё, что не запрещено, - всё можно.

И.Ремесло: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

О.Тимофеева: Я хотела бы вернуться к проектам Общероссийского народного фронта. Вы совсем недавно из Арктики, где занимались генеральной уборкой. Вам показывали результаты уборки. Мы проект «Генеральная уборка» - это один из ключевых проектов ОНФ - начали три месяца назад. И сегодня на интерактивной карте свалок у нас уже 3 тысячи найденных несанкционированных залежей мусора и свалок, и это ещё при том, что снег не сошёл и мы только стартовали. Какую-то часть, конечно (счёт идёт на десятки), мы уже убрали вместе с активистами, вместе с чиновниками, потому что понимаем, что с мусором надо что-то делать. Но проблем огромное количество в экологии.

Накануне несколько часов мы здесь разговаривали, на форуме, с Вашим спецпредставителем по природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергеем Борисовичем Ивановым, но проблем огромное количество.

Сергей Стуков, Свердловская область.

С.Стуков: Сергей Стуков, город Берёзовский, Свердловская область.

Хочу рассказать об одной свалочке, моей любимой, которая на нашей территории есть. Полтора года назад к нам привезли 4 тысячи тонн иловых отложений с очистных сооружений екатеринбургского водоканала. За эти полтора года к нам приезжали и представители Министерства природных ресурсов, и правоохранительные органы, но на сегодняшний день эта зловонная грязь до сих пор не вывезена. И когда в начале 2017 года Общероссийский народный фронт объявил проект «Генеральная уборка», я сразу со своей свалочки побежал на интерактивную карту свалок и зафиксировал её там. И я очень надеюсь, что с помощью ОНФ мы сможем эту проблему решить, не просто вывезти эти отходы, но и наказать по всей строгости людей, которые там намусорили.

Вообще у меня есть для Вас предложение: давайте бороться с нарушителями особенно. Давайте-таки немножечко их наказывать. Давайте-таки немножечко делать им больно, потому что сегодня штрафы - две тысячи - очень маленькие, никого не останавливают. Надо на 200 тысяч штрафовать их, на 2 миллиона штрафовать или приговаривать к обязательным работам. Например, водителей мусоровозов, которых мы всё время ловим, пусть они убирают в десять раз больше того, что они намусорили. Или жители дачных товариществ - пусть они тоже убирают. Как Вы думаете, сможем?

В.Путин: Давайте-таки попробуем. Для этого мы с вами должны выработать общие правила. Они есть, но они, судя по всему, работают не так эффективно, как нам бы с вами хотелось. Это какой город, ещё раз, извините?

С.Стуков: Берёзовский, окрестности Екатеринбурга.

В.Путин: Екатеринбург. Это отходы водоканала, да? Значит, региональные власти, потому что водоканал наверняка принадлежит муниципалитету, они приняли решение организовать там этот полигон.

С.Стуков: Нет, это несанкционированный полигон. Это фирма-посредник, которая развозит вместо полигона в леса.

В.Путин: Ещё хуже. Этот водоканал и городские власти, они же наверняка знают, что происходит. Но они предпочли отгородиться от реально происходящих событий, сняв с себя ответственность и переложив её на какую-то фирму-посредника, хотя прекрасно понимают, что там происходит. Но это связано, безусловно, с выделением необходимых денежных ресурсов, которые они не хотят выделять просто на нормальную утилизацию этих отходов, вот и всё.

Что касается ужесточения ответственности, то я с Вами согласен, я с Вами абсолютно, Сергей, согласен, потому что вложения, которые должны были бы они сделать, но не делают на нужную утилизацию, и штрафы, которые они могли бы заплатить, должны быть сопоставимы. Для них должна возникать мотивация: лучше проинвестировать в нормальную утилизацию, чем заплатить штраф. Штраф должен быть жёстче.

Предложение хорошее, правильное, мы его обязательно проработаем с Правительством.

Н.Будуев: Многие журналисты являются автолюбителями. И поэтому проект ОНФ «Дорожная инспекция» для нас близок и понятен. Многие журналисты участвуют в нем, просто потому что понимают, что это реальная возможность сделать дороги в своем родном городе немножко лучше.

Слово Ирине Александровой, Ульяновская область.

И.Александрова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

И.Александрова: Ирина Александрова - главный редактор интернет-сайта ulnovosti.ru, Ульяновская область.

Можно сказать, что Ульяновская область - один из тех регионов российских, где новый асфальт плохо прилипает. В общем-то, вопрос по поводу дорог.

Проект Народного фронта «Дорожная инспекция» существует с 2008 года. В этом году общественники пошли дальше, разработав такую прекрасную, на мой взгляд, интерактивную карту «убитых» дорог Российской Федерации, тем самым пригласив к сотрудничеству все активное население нашей страны. Каждый житель нашей страны может отметить на этой интерактивной карте свою любимую «убитую» дорогу.

В.Путин: Так же, как свалочку, да?

И.Александрова: Да. Я как главный редактор пошла, наверное, немножко дальше, разместив на своем сайте баннер с переходом на сайт Народного фронта. Замечено, что буквально в течение недели повысился трафик не только сайта, но и количество переходов на сайт Народного фронта именно на карту этих дорог.

Одновременно наши местные чиновники поняли, что негативная информация о дорогах начала уходить на федеральный уровень, и они, в свою очередь, придумали альтернативу и начали размещать в своих соцсетях ссылку на электронный адрес, куда бы ульяновцы тоже присылали свои фотографии и свои «убитые» дороги.

Как Вы считаете, может ли интерактивная карта и должна ли интерактивная карта, разработанная Народным фронтом, стать некой рекомендацией и пособием для действий чиновников?

В.Путин: Ну, конечно, это очевидная вещь. У нас так же, как при Минкомсвязи, работает соответствующая общественная структура и при Министерстве транспорта, через них можно работать, но «информационное обслуживание» этой проблемы, если так можно выразиться, чрезвычайно важно, потому что это и дает возможность понять, что происходит в реалиях.

Вы знаете, когда Общероссийский Народный Фронт занялся этой проблемой, то это уже подвинуло и федеральное Правительство, и региональные особенно власти к решению этой проблемы, хотя она еще очень и очень далека от того, чтобы считать, что она решена. Тем не менее программы соответствующие, благодаря в том числе этой работе, возникают. Например, сейчас одна из приоритетных программ у нас - это приведение в нормативное состояние дорог крупных агломераций в 2018 году до 50 процентов, по-моему, а к 2025 году - до 85 процентов. Так что вот такая информация точно востребована хотя бы для реализации вот этих благородных целей.

Вам спасибо.

О.Тимофеева: Мы надеемся, мэры и губернаторы сейчас услышали, что есть интерактивные карты. Пожалуйста, открывайте, смотрите, работайте по ним.

У нас есть в активе Общероссийского Народного Фронта (кстати, совсем скоро уже 9 Мая) много патриотических проектов. Ну, во-первых, «Имя героя - школе» - 500 школ страны уже сегодня названы именем героев-победителей.

С другой стороны, есть проект мемориалов «Вечный огонь» и «Огонь славы», и сегодня практически на выходе из Государственной Думы закон, который закрепляет понятие, что такое «огонь памяти», что такое «вечный огонь». Казалось бы, десятки лет прошли, а у нас есть пробелы, которые нужно исправлять и исправлять. Накануне один из журналистов рассказал нам интересный случай, как раз таки, возвращаясь к Великой Отечественной войне.

Павел Желтов, Ленинградская область.

П.Желтов: Владимир Владимирович, здравствуйте.

Павел Желтов, пишу о Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

Помимо своей основной журналистской деятельности, я реализую достаточно много проектов, связанных с сохранением исторической памяти, патриотическим воспитанием, организуем крупную серию военно-исторических фестивалей под общим названием «Забытый подвиг».

Есть проблемы, которые высказывают ряд моих коллеги, по патриотическому воспитанию, по историческим проектам, которые связаны с тем, что, к сожалению, большая часть ветеранов, которые в свое время не получили свои наградные документы, сейчас не могут передать копии этих наградных документов своим родственникам, создать так называемую семейную реликвию, которая бы передавалась из поколения в поколение. Тут есть просьба, просьба-предложение - внести изменение в президентский указ, который позволил бы передавать копии наградных документов не близким родственникам, как это можно сделать сейчас (братьям, сестрам, родителям и детям), ну и третьему поколению (внукам и правнукам), потому что, к сожалению, уже не только нет ветеранов, которые заслужили эти награды в битвах за нашу Родину, но и зачастую нет их близких родственников.

Ну и помимо прочего, хотели бы пригласить Вас на один из наших военно-исторических фестивалей. Мы неоднократно присылали приглашение в Вашу Администрацию, понимаем, что Вы заняты. Буквально через неделю у нас достаточно крупный проект в Новгородской области, где мы рассказываем и восстанавливаем память дважды преданной Второй Ударной армии, и в сентябре, конечно, очень важное мероприятие, в том числе, я так подозреваю, что и для Вас, на Невском пятачке. Спасибо.

В.Путин: Во-первых, Павел, я хотел Вас поблагодарить за то, что Вы этим занимаетесь, объединяете вокруг себя людей, которые трепетно относятся к нашему прошлому, к подвигам наших отцов, наших дедов. Это важно уже не для них, а для нас и для наших детей. Важно потому, что это делает нашу страну сильнее. Она, Россия, сильна своим духом, в том числе и духом патриотизма. Очевидная абсолютно вещь, и от этого в значительной степени зависят наши успехи и в экономике, и в гуманитарных сферах, и так далее.

Но вопрос, который Вы затронули, предметный и не такой простой. В чем сложность его состоит? Она состоит в том, что во времена еще Великой Отечественной войны, когда, скажем, награждались наши воины госнаградами посмертно, их просто не изготавливали.

П.Желтов: Тут речь идет не об изготовлении наград, а изготовлении копий наградных документов. Вот именно об этом.

В.Путин: Да. Сейчас к этому перейду. По-моему, до 1970-го или 77-го года все награды после смерти их владельцев должны были возвращаться государству. Государство их забирало, но не хранило, а возвращало их на Монетный двор. И на Монетном дворе изготавливали новые награды, а эти просто исчезали. Поэтому, если бы они хранились, их тоже можно было бы вернуть.

Указ, о котором Вы сказали, - это, по-моему, указ 2010 года, но он не предусматривает изъятие у прямых родственников, которыми являются и внуки, и даже правнуки. Смысл этого указа в том, чтобы эти награды не были бесхозными. Но Вы поставили вопрос абсолютно корректно. Речь идет о копиях либо о документах. Вот что проще всего сделать, это документы. Либо вернуть, либо воссоздать документы. По этому пути, точно, можно пойти. Одна только вещь, на которую я бы хотел обратить Ваше внимание, ну а, как в таких случаях говорят, пользуясь случаем, и внимание всех остальных Ваших коллег. Вот на что хотел бы обратить внимание. Мы, конечно, должны соответствующим образом относиться к «черному рынку», к «черному» обороту наград. Это абсолютно неприемлемо. И мы не можем здесь действовать по известному правилу бюрократов «хватать и не пущать», но неприятие в обществе к такого рода деятельности или такому виду бизнеса мы должны создавать. И это в значительной степени зависит от тех, кто сидит в этом зале.

П.Желтов: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо.

П.Желтов: Я чуть-чуть обнаглею и попрошу Вам передать буклет наших проектов. Может быть, когда-нибудь кто-нибудь из Ваших коллег все-таки до нас доберется. Спасибо.

В.Путин: Я сам постараюсь добраться.

П.Желтов: Чудесно.

В.Путин: Я услышал Ваше приглашение, спасибо.

Н.Будуев: Все активнее в нашей стране развивается волонтерство. И ОНФ активно привлекает волонтеров к своей работе. Без них невозможны были бы ни наши рейды, ни субботники, ни опросы. И сегодня в этом зале работа у нас идет с помощью волонтеров. Хотелось бы сказать отдельное спасибо за эту работу нашим волонтерам.

Но подробнее об этом хотела бы сказать Анна Вотинова из Воронежской области.

А.Вотинова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Анна Вотинова. Я журналист и волонтер из Воронежской области.

Сейчас тема волонтерства очень актуальна. Многие хотят помочь как-то людям или сами получить помощь, но, к сожалению, не знают, как это сделать. То есть информация о волонтерских движениях появляется в основном в социальных сетях, иногда в СМИ. И единого ресурса, интернет-ресурса, где бы все эти сведения аккумулировались, нет сейчас. И в связи с этим есть предложение - создать единый федеральный интернет-ресурс, посвященный деятельности волонтеров.

И еще предложение. У нас этот год - Год экологии, а следующий год мы бы предложили посвятить Году волонтерства и гражданской активности.

И еще один момент. У нас во всем мире 5 декабря празднуется День волонтера, но в России как-то он не очень масштабно проходит. И, может быть, можно было бы как-то закрепить на национальном уровне этот праздник?

Спасибо.

В.Путин: У нас праздников маловато, да, Вы считаете? То ругаются, что у нас слишком много праздников, а Вы хотите еще один добавить. Но не выходной день, нет?

Сама по себе тема очень правильная. Вы знаете, что у нас все больше и больше людей занимаются волонтерством. Просто, действительно, я уже говорил об этом неоднократно и публично, и на всяких совещаниях, по зову сердца люди это делают. Смотрите, я могу ошибиться, но примерно это так. Примерно 7 процентов населения у нас участвуют в волонтерском движении, а где-то 15 процентов так или иначе в каких-то общественных мероприятиях принимают участие. Это много, это прилично. И поэтому, конечно, Вы правы: обратить внимание на этих людей, поддержать их, в том числе и морально, отмечая День волонтера, лишним не будет.

Я Правительству такое поручение дам, проработаем, тем более что это не требует никаких дополнительных бюджетных затрат. Ну и, конечно, у людей, у которых есть внутреннее стремление быть полезным, было бы важным, чтобы для них было бы хорошим подспорьем, если бы они могли пользоваться каким-то информационным ресурсом. Давайте подумаем над этим и реализуем Ваше предложение.

Вам спасибо.

О.Тимофеева: Вы знаете, мы накануне как раз обсуждали смыслы праздников, новые образы, которые сегодня есть, и, кстати, выяснили, что мы далеко не самая «праздничная» страна, которая отдыхает. Мы только на 15-м месте в мире, и у нас не так много праздников с выходными днями.

В.Путин: То есть не будем праздники сокращать?

О.Тимофеева: В зале есть несколько чиновников, и один из них, Министр культуры, меня перед началом спросил: «А про культуру вопросы будут?» И, как правило, конечно, когда ты приезжаешь с наболевшим (про зарплату учителей, про вырубку лесов), ты понимаешь, что до культуры как всегда не доходит. Но удивительно, что много из зарегистрированных у нас на платформе вопросов действительно касались культуры и местных, региональных театров.

Пермский край, Ольга Семина.

О.Семина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Ольга Семина, Пермский край, город Оса. В своей газете я освещаю вопросы культуры и сама люблю театр. Наш Пермский театр оперы и балета известен во всем мире. Это профессиональная труппа, гениальные постановки.

В.Путин: Пермский театр оперы и балета? У вас еще и хореографическое училище одно из лучших в стране.

О.Семина: Да.

Многие театры в стране получают федеральные гранты, а театр оперы и балета, являясь ведущим в стране, наряду с Мариинкой и Большим, такой поддержки не получает. Может ли Пермский академический театр оперы и балета рассчитывать на федеральную поддержку?

В.Путин: Вот я упомянул про хореографическое училище, оно действительно наряду с Вагановским училищем в Питере, московским училищем является одним из лучших в стране и одним из лучших в мире, без всякого сомнения, это точно. Есть хорошие традиции, школа замечательная. Да и театр такой у вас, ему более 100 лет, он где-то с 1890-го или 1870-го даже начал работать. Конечно, это выдающийся коллектив, с традициями.

Что касается грантов, то, смотрите, эта идея у меня возникла в 2003 году, но не сам я ее придумал. Собственно, придумал-то сам, но с подачи художественного руководителя Петербургской филармонии. Юрий Хатуевич пришел ко мне в 2003 году и убедительно показал, что ведущие музыкальные коллективы требуют немедленной поддержки. Вот так возникла идея этих грантов.

Она начала постепенно расширяться, практика эта начала расширяться. По-моему, 83 коллектива сейчас получают президентские гранты. Потом у нас еще были введены правительственные гранты. В некоторых областях, субъектах Федерации есть субъектовый грант. В общем и целом это оправдавшая себя практика. Но с 2012 года (если Владимир Ростиславович [Мединский] здесь, он подтвердит) мы не увеличивали общий объем грантовой поддержки, он где-то на уровне пяти с небольшим миллиардов рублей. Поэтому просто в эти пять миллиардов, имея в виду, что не было индексации, воткнуть еще кого-то значит другим сократить. А с 2012 года, повторяю, мы не увеличивали этот общий объем. Хотя, знаю, Владимир Ростиславович ставил вопрос в Правительстве об увеличении грантовой поддержки. Так что с Правительством мы на этот счет поговорим обязательно. Но генерально вопрос должен решаться не грантами. Гранты возникли, я вам сказал, как, в условиях очень сложной финансово-экономической ситуации в стране, как чрезвычайный инструмент. Просто нужно повышать уровень материального благосостояния наших ведущих коллективов.

Вы знаете, в чем смысл грантовой поддержки был еще? В том, чтобы сохранить ведущие музыкальные коллективы, которые у нас работают на мировом уровне, с тем чтобы люди, которые работают в этих коллективах, получали, прямо скажем, доходы не меньше, чем в ведущих мировых коллективах. Иначе в условиях открытой границы они просто уедут, и всё. Известно, что трудовые ресурсы - а это тоже труд, причем еще какой труд, - ищут места для наилучшего применения своих талантов, вот и все. Мы просто должны были повысить им уровень заработной платы, если уже не больше, и не один в один, как в первых мировых коллективах, то близкий к этому, с тем чтобы, имею в виду уровень жизни в нашей стране, в том, что они живут на родине, среди своего языка и своей культуры, - это тоже большие преимущества, - чтобы хотя бы приблизить их к доходам ведущих мировых коллективов. Собственно, этим и руководствовались.

Давайте посмотрим еще на то, что можно сделать для таких коллективов, как пермский. Как минимум, нужно проиндексировать. Владимир Ростиславович, за это надо, конечно, Вам побороться, и я Вас постараюсь поддержать, надо проиндексировать общий объем грантовой поддержки. С 2012 года если мы не индексировали, с учетом инфляции, скукоживается и усыхает как шагреневая кожа.

Н.Будуев: Я несколько лет вхожу в состав жюри конкурса «Правда и справедливость» и вижу, что с каждым годом становится все больше работ, из которых понятно: власти на местах становятся более открытыми. И чиновники начинают на местах работать более эффективно, то есть какая-то динамика позитивная есть. Это ремарка.

В.Путин: Давайте скажем так, что это наша общая с вами заслуга, не только Ваша. (Смех.) Поделитесь этим успехом.

Н.Будуев: Скажу честно, сам я из Бурятии, и меня ни Бурятия, ни земляки не простят и не поймут, если я не воспользуюсь сейчас своим правом ведущего и не дам задать вопрос своей землячке.

Саржана Будусарянова. Спасибо.

С.Бадмацыренова: Добрый день. Владимир Владимирович, меня зовут Саржана, телекомпания «Ариг Ус», Республика Бурятия.

Я хотела бы поднять вопрос о Ледовом дворце. Дело в том, что наш регион, пожалуй, единственный, где его нет. Вопрос решается уже более семи лет, мы даже выбрали площадку под строительство, однако никаких действий нет. Среди чиновников ходит миф о том, что у нас нет хоккеистов. Но я хочу его развеять, они есть, у нас есть детская лига «Золотая шайба» и «Ночная хоккейная лига». Кроме того, у нас есть федерация по фигурному катанию. Сегодня они вынуждены тренироваться только зимой на открытых аренах или, вот как сейчас, ездят на соседние площадки, а это тысячи километров. Мы, конечно, могли приехать и сюда, но вот только небольшая ремарка: билет до Москвы из Улан-Удэ стоит больше 30 тысяч.

Но вернемся к хоккею. Мы знаем, что Вы неравнодушны к хоккею, всем регионом надеемся на Вашу поддержку. И надеюсь, Вы также не откажетесь от небольшого подарка-символа. Это нерпочка, чтобы Вы не забывали о нашем регионе и наших «заснеженных» проблемах. Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Первый мой вид спорта - это дзюдо, конечно. Кстати, дзюдо подешевле. Может, дзюдо займемся? Но если серьезно, сейчас не буду растекаться мыслью по древу. Я вам помогу. Я сейчас не буду говорить источник, но мы построим вам такой каток. Ладно? Это правильно.

С.Бадмацыренова: Спасибо большое.

В.Путин: Но вместе с региональными властями только.

О.Тимофеева: На правах ведущей категорически не буду лоббировать регион, потому что считаю, что не имею права. Представьте, если каждый из журналистов сейчас начнет говорить о своей территории.

В.Путин: (Обращаясь к Н.Будуеву.)Вы поняли? Она на Вас напала сейчас

О.Тимофеева: Выделю еще одну сквозную проблему, она была и во многих сюжетах, присланных к нам на конкурс, - это обманутые дольщики. Казалось бы, наша задача как журналистов не столько информировать, сколько просвещать. Много сюжетов, много статей и законы, федеральное законодательство, оно действительно в пользу людей, но мы видим, по-прежнему, что у нас есть огромное количество людей без квартир и без денег.

Калининград, Андрей Омельченко.

ОМЕЛЬЧЕНКО А.: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Андрей Омельченко, Калининград, блогер andrey_ka23.

Вам, конечно же, известна поистине всероссийская проблема - проблема обманутых дольщиков компании СУ-155, печально известной компании. Проблема решается, банк «Российский капитал» выделил средства. Кстати, у нас в Калининграде был первый проблемный дом достроен. Но Вы знаете, дольщики все-таки беспокоятся. Предстоит еще много работы. Они пишут, в том числе, даже и мне как блогеру, приходят пресс-релизы об их проблемах, они кричат обо всем. Чтобы люди немножечко успокоились, чтобы у них появилась надежда, точнее, уверенность в будущем, не могли бы Вы взять эти проблему на контроль?

Спасибо.

В.Путин: Вы правы, это общая проблема для всей страны. Она возникла откуда? Из-за недостаточной отрегулированности этой сферы деятельности: привлекают деньги граждан, а потом оказываются несостоятельными. Я уже сейчас не говорю про жуликов, но, бывает, часто целый ряд объективных обстоятельств не учитывается застройщиками, они попадают в трудную финансовую ситуацию.

Но есть еще и жульничество, конечно, наряду с этим. Откуда оно возникло изначально? Ведь изначально можно было все это ограничить и такую форму возведения жилых домов просто запретить и все. Но в свое время считали, что если ограничить возможности привлечения средств граждан, их участие в этой работе, то тогда и строительный сектор не будет так развиваться, как он в последние годы развивался. А это в целом очень важно. Под эту сурдинку и недоурегулировали все эти вопросы.

Но сейчас, как вы знаете, еще в прошлом году соответствующее поручение где-то в мае, по-моему, было сформулировано на Госсовете, внесены уже изменения в действующий закон. И что является сутью этих изменений? Сутью является то, что к самим застройщикам применяются более строгие требования, в том числе, по их капиталу, увеличивается контроль за движением средств, и, что очень важно, с 1 января этого года создается механизм гарантий для граждан, для вкладчиков.

Какой механизм? Это фонд. Он является государственным, но создается за счет как раз строительных компаний. Изначально можно было бы это сделать, но (я не хочу сейчас никого критиковать) люди с либеральными экономическими взглядами говорили: «Нет, этого делать нельзя, потому что это будет утяжелять весь процесс, наши строительные компании не в состоянии будут вкладывать туда дополнительные средства, это будет отвлекать их финансовые ресурсы». Но на самом деле, на мой взгляд, лучше уж меньше, да лучше. И гарантировать нужно права граждан, и нельзя злоупотреблять их доверием. Поэтому эти механизмы во всем мире известны, их давно надо было уже применить и у нас. Тем более что строительные компании, в общем и целом, у нас достаточно эффективно работают. Вы знаете, у нас вообще за всю историю не было такого объема жилищного строительства, как в позапрошлом году. Вопрос сейчас в реализации этого жилья. Но в целом строительный сектор развивается и в сегодняшних условиях достаточно быстро.

Что касается этой известной истории с СУ-155, она рассматривалась и на Правительстве, и у Председателя Правительства, его заместителей. В целом Правительство держит на контроле это. И я смотрю за тем, что там происходит. В 14-ти регионах были не достроены дома, и люди остались и без денег, и без жилья. В 14-ти регионах! За прошлый год в десяти уже построены. Но объемы незавершенного строительства в оставшихся регионах достаточно большие. Часть должна быть закончена в этом году, и все должно быть исполнено в 2018-м. Контроль мы соответствующим образом здесь обеспечим.

Продолжение следует.