Как при сложном выборе у человека возникает когнитивный диссонанс и насколько это врожденное свойство, экспериментально выяснили российские ученые из ВШЭ. Василий Ключарев, ведущий научный сотрудник Центра нейроэкономики и когнитивных исследований университета, рассказал «Газете.Ru», где в голове возникают муки выбора и селится червь сомнения.

— Василий Андреевич, ваше исследование посвящено когнитивному диссонансу. Этот термин часто применяют ни к селу ни к городу. Что он в действительности значит?

— Определение несложное. В принципе, это некоторое противоречие между нашими поступками, мыслями и мнениями, которое вызывает психологический дискомфорт.

Это то состояние, которое заставляет нас менять либо свои поступки, либо свое мнение.

Считается, что некоторые технологии, манипулирующие нашими предпочтениями, направлены на то, чтобы вызвать когнитивный диссонанс и тем самым повлиять на наше мнение или поведение. Например, реклама может настойчиво подчеркивать: вы такой умный, но не пользуетесь Apple! Вы продвинуты — и вы не пользуетесь макбуком.

Или другой классический пример из жизни: вы на диете — и вы таки съели мороженое. Возникший диссонанс или заставит вас сойти с диеты, или променять мнение о «вреде» мороженого.

— Кто-то до вас пытался узнать, что происходит в мозге при когнитивном диссонансе?

— Да, были попытки таких исследований. Но первое наше отличие — мы предсказываем уровень вашего когнитивного диссонанса по активности мозга еще до того, как человек попадает в ситуацию, которая его провоцирует. Мы открыли, что некоторые закономерности в активности мозга предсказывают,

Второе отличие немножко более тонкое, оно связано с дизайном нашего исследования. Известно, что когда человек делает сложный выбор между двумя привлекательными вариантами, он испытывает когнитивный диссонанс и в результате меняет свое мнение об отвергнутом варианте — начинает его считать менее привлекательным. Например, если человек долго выбирает между двумя похожими марками автомобилей и наконец останавливается на одной из них, то он немедленно начинает меньше ценить отвергнутую марку.

Ведь иначе его будет точить червь сомнений — не ошибся ли он в своем выборе.

В нашем исследовании мы исходим из того, что именно в момент трудного выбора и происходит внутренний конфликт. Я выбираю — и вот ощущаю этот конфликт. И мы действительно показали активность мозга, связанную с этим внутренним конфликтом и изменением мнения в результате испытанного диссонанса.

— Расскажите про постановку эксперимента. Кто были эти испытуемые?

— Мы пригласили несколько десятков человек в нашу лабораторию. В начале мы записали несколько минут их активности мозга в покое, снимали электроэнцефалограмму. Потом мы им рассказывали, что исследование будет касаться выбора потребителем еды. Предварительно мы набили холодильник реальными продуктами. Задача была следующая: мы попросили участников сначала оценивать разные виды еды, насколько она им нравится, насколько они хотели бы ее получить в конце эксперимента.

Для этого мы показывали испытуемому фотографии 400 продуктов (чипсы, сырки и т.д.), которые надо было оценить по восьмибалльной шкале.

На втором этапе человек должен был выбрать между двумя разными вариантами еды. Для этого наш компьютерный алгоритм создавал два типа пар, для выбора. Простой выбор — это когда компьютер подбирал еду, которая не нравится испытуемому, в паре с той, которая нравится, — это очевидный выбор, при котором когнитивного диссонанса не возникает. Еще компьютер подбирал пары сложного выбора — оба продукта, которые человеку нравятся.

После второй части эксперимента мы просили участников оценить продукты еще раз и выдавали один из выбранных ими продуктов.

— И к каким выводам вы пришли?

— Мы обнаружили, что врожденные особенности активности лобной коры наших испытуемых определяют то, развивается ли у них сильный или слабый когнитивный диссонанс. Мы изучали так называемые длинновременные корреляции (ДВК) в активности мозга, описывающие его состояние.

Удивительно, но ДВК присущи многим живым и неживым системам.

Этой закономерности подчиняется ритм сердца, возникновение ураганов и колебания курса акций на фондовом рынке. Мы показали, что ДВК в мозге испытуемых в состоянии покоя, т.е. задолго до участия в эксперименте, говорит о том, испытают они когнитивный диссонанс или нет. Выраженность ДВК — такая же устойчивая наша характеристика, как, например, цвет глаз, то есть задается генетически.

ДВК характеризуют способность мозга к самоорганизации. Например, если активность мозга полностью хаотична (случайна), то активность нейронов в настоящий момент никак не связана с активностью через пять секунд или с активностью через 30. Ведь тогда в каждый момент времени это абсолютно случайные события. Если же активность мозга начинает самоорганизовываться, то у вас возникают длинновременные корреляции — ДВК, и активность сейчас начинает предсказываться через 5 - 10 секунд, 20 секунд.

Что важно, наличие ДВК говорит о том, что данная область мозга находится в оптимальном для работы состоянии.

Мы показали, что, когда лобная кора мозга, которая, судя по всему, отвечает за когнитивный диссонанс, находится в наиболее оптимальном (критичном) состоянии, то возникает больше шансов, что в будущем вы войдете в этот когнитивный диссонанс и поменяете свое мнение. Таким образом, мы не только подтвердили то, что вариант, который не был выбран, позднее стал нравиться меньше. Но нам удалось связать активность лобной коры с изменением мнения у наших испытуемых.

— А эта ДВК утром у меня может быть одна, а вечером другая?

— Это интересная тема. Мы считаем, что это отчасти ваше врожденное свойство. Где-то процентов 30—40 в выраженности ДВК — это ваша наследственность. Открытие ДВК как маркера самоорганизации в нашем мозге — одно из интереснейших открытий последних десятилетий, проливающих свет на работу мозга в норме и при различных заболеваниях.

Возможно, наши знания нейробиологических механизмов когнитивного диссонанса помогут нам лучше понять природу изменения нашего мнения:

— Ради чего все это делается?

— В первую очередь, для понимания природы наших внутренних конфликтов, причин их возникновения. Сейчас у нас начат любопытный проект. Мои студенты и аспиранты пытаются понять, можно ли искусственно, влияя на эту (медиальную) область лобной коры с помощью электрической стимуляции, усилить ваш когнитивный диссонанс, развить его там, где его обычно нет. И первые результаты показывают, что можно вызвать когнитивный диссонанс, искусственно его разогреть современными методами стимуляции мозга. Это означает, что мы приближаемся к разгадке этого любопытного явления.