"Мне очень приятно заниматься с Вами военным бизнесом, Ваша верховная 'головорезность'"

За последние несколько недель «совпадения» и связи посыпались как из рога изобилия. Моргнете, и вы пропустите их, поэтому я рекомендую следить за ежедневным анализом Sott.net.

Сначала террористическая атака на Лондонском мосту, всего две недели спустя после бомбардировки в Манчестере и всего за неделю до, возможно, самых важных выборов в Великобритании в этом поколении.

В последние несколько дней нас кормили нелепым фарсом о том, что Катар был "разоблачён" как спонсор джихадистского терроризма другим его лукавым приверженцем - Саудовской Аравией. Это почти то же самое, как если бы Макдональдс обвинил Burger King в продаже нездоровой пищи, так что, очевидно, что в этой "перебранке" кроется больше, чем кажется на первый взгляд (или больше, чем сообщают СМИ). Обвинения со стороны Саудовской Аравии, появившиеся спустя всего пару дней после террористической атаки джихадистов на Лондонском Мосту, по-видимому, предназначались для передачи послания: «Вините Катар, а не нас!»

Также актуальным для поклонников джихадистского террора является долгожданный "деликатный" отчет правительства Великобритании о финансировании терроризма Саудовской Аравией в Великобритании. Этот отчет, конечно, еще более "деликатен", если учесть прошедшие выборы в Великобритании, в которых правительство консерваторов (чрезвычайно близкое к саудовским головорезам и очень любящее продавать им большое количество оружия) надеялось найти "мандат" от британского народа на дополнительные 5 лет финансируемого Саудовской Аравией терроризма на британской земле, не говоря уже о Сирии, Ливии, Иране и прочих странах, где массовое убийство гражданских лиц ловко используется в геополитических целях. Другая вероятная причина унижения Саудовской Аравией Катара - это тот факт, что катарцы (крупнейший в мире экспортер сжиженного природного газа) находились в слишком тесных отношениях с Ираном и Россией.

И Иран, и Катар владеют огромным газовым и нефтяным месторождением на Северном/Южном Парсе в Персидском заливе (безусловно, крупнейшим в мире). На дне залива по-прежнему находятся огромные количества нефти и газа. В то время как катарцы экспортируют с середины 90-х годов, иранцы же, чтобы расширить добычу в своем секторе, заключили сделку с французской энергетической компанией Total только в прошлом году (наряду с китайской CNPC и иранской Petropars).

Интересно, что Total (наряду с несколькими другими западными энергетическими корпорациями) также участвует в газовом бизнесе с Катаром. Проблема, однако, заключается в общей природе этого месторождения. В то время как обе страны имеют морские границы, определяющие их "владения", газовое месторождение не знает этих границ, и количество газа, добываемого любой страной, зависит лишь от того, сколько она способна извлечь (газ, как правило, перетекает в полые области).

После снятия санкций с Ирана в 2015 году иранцы неуклонно догоняют Катар по добыче газа. Заключение сделки между Катаром и Ираном об использовании их общего месторождения имеет смысл с точки зрения экономики и логистики, и это, кажется, то, чем они тихо занимались в последние месяцы. Усугубляет ситуацию и то, что в прошлом году Катар купил 19,5% акций у российского гиганта Роснефти за 10,2 миллиардов долларов, что стало первой подобной сделкой в России с участием иностранных интересов.

Все это вновь поднимает вопрос о возможном воскрешения трубопровода Катар-Турция, который должен был направлять газ Катара через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию в Турцию и Европу. Когда первоначальный план трубопровода был отклонен Асадом, чтобы "защитить интересы своего российского союзника" (Россия доминирует на газовом рынке ЕС), Сирия была втянута в "гражданскую войну" (которая планировалась уже давно), подпитываемую Катаром и джихадистскими наемниками, поддерживаемыми Саудовской Аравией с непосредственной помощью западных правительств.

Однако в прошлом году химерические члены катарской королевской семьи, кажется, окончательно примирились с тем, что Асад останется у власти, а Россия — на Ближнем Востоке. Поэтому то, что недавно вспугнуло саудитов и их западных союзников, это не просто возможный альянс между Ираном, Сирией и Россией на Ближнем Востоке, но альянс с участием Катара и его огромных газовых резервов.

Теперь становится очевидным, почему Трамп во время своего визита в Саудовскую Аравию призвал "все страны, имеющие совесть, изолировать Иран", а Саудовская Аравия недавно сделала шаг в этом направлении, направив угрозы в сторону Катара. Теперь также можно понять, почему джихадисты (без сомнения спонсируемые саудитами) убили 12 человек во время теракта в Тегеране, и почему Иран незамедлительно обвинил в этом Саудовскую Аравию. И в завершение этого фарса: когда катарцы ответили на обвинения саудитов в "финансировании терроризма", заявив, что катарский новостной канал подвергся атаке хакеров, в результате которой на нём была размещена выдуманная история о связях королевской семьи Катара с Ираном, соблазн воспользоваться ситуацией оказался слишком велик для "глубинного государства" США: через свой официальный канал пропаганды — CNN — они разрешили "неназванным источникам" раскрыть причастность России к "хакерским атакам" на Катар.

Как я уже неоднократно писал, терроризм используется как прикрытие для войны за контроль над природными ресурсами Ближнего Востока и, следовательно, — за "мировой контроль". Англо-американский истеблишмент уже давно связал свою судьбу с саудовскими головорезами, владеющими крупнейшими в мире запасами нефти и производственными мощностями по её переработке. Огневая мощь США вкупе с саудовской нефтью позволили Западу править балом на протяжении многих десятилетий. Эта эра, однако, быстро близится к своему концу.

К сожалению, существует мало надежд на то, что "исключительный" англо-американский истеблишмент и их идеологические братья-головорезы достойно уступят свои позиции. Как бы не так! Их подход напоминает методы типичного тирана, одержимого жаждой власти. Его портрет хорошо описывался в литературе на протяжении многих веков: человек, который, оказавшись перед лицом неминуемого заката своей власти, приходит к мысли, что "если я не могу этого иметь, то тогда этого не получит никто!". Как это всё-таки характерно для них.