© РИА Новости / Илья Питалев
Медиаэлиты страны с сильным запозданием отреагировали, наконец, на выход бунтующей юности на столичные улицы. Если учесть, что июньский Юношеский Протест Против Коррупции по численности увял с марта примерно вдвое — можно сказать, его спасли в последний момент. Но зато спасли как надо: одного антикоррупционного юношу даже вытащили на "прямую линию" с президентом, а еще пару десятков разобрали по телепередачам помельче.

В пару дней сформировались две школы на тему "как понимать этот Молодой Бунт". Первая — глубоко оскорбительная: "зажравшиеся юные дегенераты, не нюхавшие жизни, повторяют как попугаи за взрослыми провокаторами". Вторая — глубоко защитительная: "просто эта молодежь умнее нас, она свободнее думает, она не стеснена в получении информации. Она задает прямые и честные вопросы и не отравлена нашей запуганностью, и только наша проблема, если у нас нет ответов для нее".

Школьник Даниил Прилепа задает вопрос Владимиру Путину
Обе трактовки, естественно, дурные.

Первая потому, что, конечно, никакие это не дегенераты. С какого перепугу: это привилегированный молодняк русских мегаполисов — одетый, выученный и накормленный наилучшим образом. Хотя, может, этот молодняк и не так хорошо одет и накормлен, как дети медиаперсон, разоблачительно именующих его "зажравшимся".
Нет, этот молодняк не идиоты. Эти подростки рассуждают взрослыми словами, грамотно строят предложения — и да, действительно, задают четкие и резкие вопросы. Подтверждающих роликов в интернетах куча.
Но вторая трактовка (что "они развитее и умнее нас", взрослых) — она дурацкая совсем. Хотя бы потому, что приписывает бунтующей юности взрослость на основании того самого качества, которое доказывает отсутствие взрослости: "они не знают страха" (строго говоря, страха перед государством не знают и их родители конца 1970-х годов рождения. У родителей, скорее, страх за государство — потому что они отлично помнят, чего они боялись, когда государства толком не было).

Еще эта трактовка дурацкая потому, что принимает за ум юношескую гибкость в овладении жанрами.

...На самом деле лучшая иллюстрация того, что из себя представляет Протестная Молодежь, — это былинный 13-летний мальчик в синей футболке, заснятый на прошедшем тверском гулянии.

Мальчик рассуждает тоже совершенно грамотными, взрослыми фразами. И задает, не испуганный, смелые и обоснованные вопросы государству.

И если бы посреди монолога сквозь эту взрослоту внезапно не прорвалось комичное "Я плачу налоги", то образ внезапного вундеркинда и "гражданского общества в миниатюре" бы вообще не треснул.

...Под всеми своими образами, уважаемые читатели, это просто молодняк. Ну, обычный, нормальный. Точно такой же, какими были те, кому сейчас сорок, и каким будут те, кто сейчас учится ходить. Не обладающий никакими особенными пороками и волшебными качествами.

© РИА Новости / Илья Питалев
Участники несанкционированной акции на Триумфальной площади в Москве
Не более самостоятельно мыслящий, чем любое другое поколение 13-27-летних. Сообразительный, легко перенимающий формы, жанры и технологии. Естественно, лишенный фундаментальных знаний. Естественно, бойкий. Не только усваивающий мемасики на лету, но и способный их творчески развивать. И даже (об этом с придыханием пишут журналистки средних лет) иногда зарабатывающий в интернете своими видеоблогами.

Кстати, о видеоблогах — раз уж их производители с миллионами подписчиков так травмировали воображение части отечественной медиаэлиты.
Чтобы версия какого-то специального (особо умного или особо дурного) поколения развеялась, достаточно их просто внимательно отсмотреть несколько десятков. Они, уважаемые читатели, очень ясно показывают, почему даже самые модные видеоблогеры вовсе не завтрашние звезды отечественной политики, философии и литературы. Да и вообще чего-нибудь.
Они не завтрашние лидеры потому же, почему среди сегодняшних лидеров нет блогерских звезд 15-20-летней давности по имени Гоблин Гага, Удав, Кашин, Апач, Адольфыч и других, имена которых сейчас тоже не вспомнишь без гугла.

Потому что блогеры, видео они или не видео — существа ограниченного спектра действия. Они обжили карманы реальности, в которых имеют опыт или в которых уже созданы для них хотя бы мемасики, ориентирующие, куда шутить. За пределами этих карманов они, естественно, голы и беспомощны.
Поэтому когда молодняк в своих видеобложиках гонит на кино или на неудачные игры, или на глупую технику — он умен и компетентен. И даже искрометен. А когда он стукается внезапно о нестандартную реальность — из него лезет детское заикание.
Я специально посмотрел ролики ведущих молодых блогеров, обнаруживших в прошлом году, что их больше не пускают на Украину. Цитаты показывают, как глубоко юные эксперты понимают суть жизни:

"Мне закрыли въезд на пять лет за иронический твит о том, что вся эта история с присоединением полуострова принесла очень много экономических проблем в страну. Это была ирония. Даже "Гардиан" назвала меня одним из самых оппозиционных блогеров России. Извини, Украина, но на фоне таких закидонов даже российская власть выглядит как-то более нормально... А человек, который написал на меня заявление, является человеком с самым маленьким пенисом в мире".

Руслан Усачев, 28 лет, 1,3 миллиона подписчиков.

"Человеческие отношения не должны зависеть от таких вещей, как война или еще что-то".

© РИА Новости
Видео влогера Руслана Усачева
Ник Черников, 27 лет, полмиллиона подписчиков.

"Я не хочу касаться суперполитической стороны, потому что я не политолог, я не конфликтолог, который может рассказать о том, что вот здесь поступили не так, а вот тут абсолютно иначе. Я говорю о той ситуации, которая произошла лично со мной. Я никогда не любила в принципе обсуждать политику и принимать какие-то стороны".

Валерия Любарская, предположительно 25 лет, миллион подписчиков.

Как-то так, уважаемые читатели.
Поэтому ответ на вопрос, что же делать с рассерженными детьми, очевиден. Оставить в покое. Единственное, что могут сделать для них государство и общество — мягко, скажем, через те же видеоролики, наполнять пустые места в их головах знаниями на темы, их волнующие (про коррупцию, например: откуда она берется, из чего состоит и как побеждается).
Можно и просто отдать их на воспитание жизни — чтобы они сами полировались о шершавую реальность и делали по-настоящему свои, собственные, личные выводы.

Чего государство точно не должно делать — так это брать сердитых детей на содержание. Ни в форме "попыток перекупить", ни в форме "отправить на перевоспитание в деревню". Пусть барахтаются сами.

Ели в ходе своего самовоспитания они найдут настоящие, а не ложные ответы на вопросы, которые справедливо задают сегодня, если они сумеют обеспечить всех лекарствами, квартирами, зарплатами и справедливостью — то общество и государство им будут только благодарны.

Но пусть для начала поймут, что требовать справедливости и создавать ее — это примерно как доставать еду из холодильника и наполнять его. Разные вещи, в общем.

Однако такое понимание приходит только на личном опыте. Это знает каждый взрослый.