Государственный департамент США периодически публикует на своем специальном портале рассекреченные исторические документы. Очередная порция проливает свет на драматические события августа 1953 года, когда при активном участии западных спецслужб произошел государственный переворот в
Иран
© AP Photo
Иране.

Тогда, более шести десятилетий назад, Вашингтон осуществил свою первую в истории успешную операцию по свержению иностранного правительства. Беспорядки в Тегеране 19 августа 1953 года, организованные агентами ЦРУ с участием мусульманского духовенства, привели к замене законно избранного кабинета во главе с премьером Мохаммедом Мосаддыком на правительство под руководством ставленника западных спецслужб Фазлоллы Захеди.

Вашингтон тогда преследовал две цели. Во-первых, не допустить усиления в стране коммунистического влияния в лице Народной партии Туде. Во-вторых, добиться отмены национализации нефтяной промышленности, на чем особенно настаивал стратегический союзник Америки — Великобритания.
Обе цели были достигнуты. Но в итоге это привело к резкому росту антизападных настроений и усилению мусульманского клерикализма в Иране, что чуть больше четверти века спустя обернулось Исламской революцией 1979 года. На смену светскому монархическому режиму пришла теократическая власть.
США в лице Ирана получили злейшего врага, противостояние с которым самым негативным образом влияет на ситуацию во всем мире, угрожая глобальной безопасности на планете, — такой оказалась цена вмешательства во внутренние дела другого государства.

Нефть всему голова

Нефть Ближнего Востока на протяжении многих десятилетий диктовала политику Запада в этом регионе. Запасы углеводородного сырья контролировали западные владельцы, например арабо-американская нефтяная компания в Саудовской Аравии и англо-иранская компания в Иране. Со временем страны региона стали проявлять все больше самостоятельности, требуя увеличения своей доли в нефтяных доходах.

Нефтеперерабатывающий завод в Тегеране, Иран
© AP Photo
Нефтеперерабатывающий завод в Тегеране, Иран
"Когда американская компания в Саудовской Аравии в конце 1950 года уступила давлению Эр-Рияда и согласилась более равномерно делить с ним выручку от продажи нефти, то британские концессионеры в Иране также подверглись сильному натиску со стороны Тегерана, который требовал, чтобы американцы последовали примеру англичан. Но Лондон категорически отказался", — вспоминает о тех событиях журнал Foreign Policy.
В начале 1951 года иранский премьер Мосаддык, будучи на пике своей популярности, национализировал всю нефтяную промышленность страны. Тогда Великобритания начала подталкивать спецслужбы США к тому, чтобы организовать свержение Мосаддыка и восстановить в Иране "полноценную монархию". И достигли взаимопонимания, правда, у Вашингтона оказались свои интересы.
Характерно, что в переписке дипломатов нефтяной вопрос упоминается лишь в связи с Великобританией. В документах ЦРУ слово "нефть" почти совсем не встречается. Мало того, аналитики этого ведомства призывают своих руководителей всячески дистанцироваться от опасной нефтяной темы.

"Помощь, направленная на поддержание иранского правительства по такому сценарию, как наш, не должна касаться нефти", — говорится в одной из аналитических записок.

Зато вполне откровенно звучит иная тема — коммунистической угрозы.

"Главная цель для нас состоит в том, чтобы укрепить в Иране правительство, которое не будет коммунистическим", — сказано в другом аналитическом документе.

Резиденция шаха Ирана - дворец Ниаваран
© РИА Новости
Резиденция шаха Ирана - дворец Ниаваран
Самые страшные слова

Мохаммед Мосаддык, возглавив правительство, взял курс на укрепление суверенитета страны и ее демократизацию — то, что он был "самым демократическим" главой иранского правительства за все предшествующие годы, не отрицают и западные источники. Его деятельность во многом была направлена на ослабление власти шаха, и в целом это приближало Иран к европейскому вектору политического развития.
Но такая демократизация Вашингтон не устраивала. Прежде всего потому, что сочеталась с обретением Ираном бóльшей независимости. Но самое главное, чего как огня боялись в Белом доме, она могла привести к власти коммунистов. При Мосаддыке популярность Народной партии Туде — преемницы компартии — заметно возросла.
"С момента убийства генерала Размары в марте 1951 года (премьер-министр Хадж Али Размара 7 марта 1951 года был убит религиозным фанатиком, и его место занял Мосаддык. — Прим. ред.) и последовавшего дипломатического разрыва с Британией по поводу нефтяных переговоров ситуация в Иране медленно распадалась. Результатом стало неуклонное снижение влияния западных демократий и создание ситуации, когда коммунистический захват власти становится все более и более вероятным", — написал 1 марта 1953 года директор Центральной разведки Алан Даллес президенту Дуайту Эйзенхауэру.

Серьезные опасения Вашингтона вызывало и возможное сближение иранского режима с СССР. После национализации нефтяной промышленности Мосаддык в поисках рынка сбыта нефти пытался договориться с советским руководством. И хотя переговоры тогда не увенчались успехом (СССР не обладал достаточным танкерным флотом), но сам наметившийся московский вектор иранской внешней политики очень не нравился американским политикам.

"Он (Мосаддык. — Прим. ред.), вероятно, надеется, что его нынешние отношения с СССР вместе с ростом влияния Туде будут служить для оказания давления на США из-за опасений потерять Иран для коммунистов", — говорится в архивном документе разведки.

Жители Москвы приветствуют председателя Совета Министров СССР Алексея Косыгина и премьер-министра Ирана Амир Аббаса Ховейды
© РИА Новости / Михаил Кулешов
Жители Москвы приветствуют председателя Совета Министров СССР Алексея Косыгина и премьер-министра Ирана Амир Аббаса Ховейды

Лучше муллы, чем коммунисты


Для противодействия коммунистической и советской угрозе в Вашингтоне был разработан детальный план, включавший самые разные меры — дипломатические, экономические, военные. Многие пункты и сегодня звучат удивительно современно, особенно так называемый комплекс специальных политических операций. Все это, в частности, изложено в опубликованном Госдепом "отчете о проделанной работе" директора Центральной разведки Уолтера Смита (предшественника Алена Даллеса. — Прим. ред.) Совету национальной безопасности от 20 марта 1953 года.
Для борьбы с коммунистами предполагалось вести активную пропаганду против партии Туде, в том числе в прессе, организовывать массовые беспорядки, осуществлять физические нападения на объекты партии и демонстрации ее сторонников, поддерживать и вооружать потенциальные группы сопротивления. При этом в борьбу — как с коммунистами, так и с действующим режимом — вовлекались неформальные авторитеты: лидеры духовенства и вожди племен.
Еще более детально эти меры описаны в меморандуме, подготовленном в управлении планирования ЦРУ. Там, в частности, есть такой пункт: "Ядовитые авторучки, личные доносы, распространение слухов и т.д.: У ЦРУ есть средства для совершения эффективных личных нападений на любого политического деятеля в Иране, в том числе на Мосаддыка".

При этом отмечалось, что методы террора могут быть эффективны лишь в сочетании с мощной пропагандистской кампанией.

Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин, Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, шахиншах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви и Председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный в Кремле
© РИА Новости / Михаил Кулешов
Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин, Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, шахиншах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви и Председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный в Кремле
Операция "Аякс"

"Раскачка" внутренней ситуации в Иране была лишь прелюдией к главному — операции по смене режима. В ЦРУ она получила название "Аякс", и была запущена в действие в августе 1953 года. Хроника событий, в частности, отражена в телеграмме, отправленной в те дни из посольства США в Ираке в Государственный департамент.

К тому моменту американским дипломатам и разведчикам удалось добиться, как им казалось, главного: уговорить шаха Мохаммеда Резу Пехлеви отправить Мосаддыка в отставку. Шах с супругой 11 сентября выехали в свою летнюю резиденцию на побережье Каспийского моря, где он подписал два указа — об освобождении от должности Мосаддыка и о назначении на его место настоятельно рекомендованного американцами Фазлоллы Захеди.

Но дальше вступила в силу традиционная восточная непунктуальность. Указы, которые надлежало доставить в столицу немедленно, почему-то задержались в пути на целых три дня (возможно, из-за того, что забыли учесть: в Иране выходной день — пятница). Мало того, содержание документов стало известно Мосаддыку раньше, чем они дошли до него.
Мосаддык заявил о свержении шаха, на улицы вышли многочисленные демонстрации, организованные партией Туде, требовавшие провозглашения республики. Шах бежал в Ирак, затем в Рим. Захеди удалось скрыться, и за поимку его была объявлена награда. В Вашингтоне решили, что операция "Аякс" провалилась.
Из штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли в Тегеран полетела телеграмма, предписывающая прекратить все действия против Мосаддыка, и всем участникам операции срочно покинуть Иран. И лишь то, что человек, получивший ее, посмел ослушаться своих руководителей, сделало возможным в коренное изменение ситуации уже в ближайшие два дня.

Потомок Рузвельтов

Этим человеком был Кермит (или, по семейной традиции, Ким) Рузвельт-младший — внук 32-го президента США Франклина Делано Рузвельта и дальний потомок двоюродного брата 26-го президента Теодора Рузвельта. Профессиональный разведчик, в годы Второй мировой войны он служил в Управлении стратегических служб США (предшественник ЦРУ. — Прим. ред.) и, по некоторым сведениям, участвовал в планировании вторжения американских войск в Италию.

В 1950-е, занимая в ЦРУ должность начальника отдела Ближнего Востока и Африки, Кермит Рузвельт лично руководил операцией "Аякс", находясь в Тегеране. И, получив предписание свернуть операцию, заявил, что не намерен возвращаться в Вашингтон, поскольку "еще не все потеряно". Так в 2000-м году описывала эти события The New York Times.
Мосаддык совершил роковую ошибку. Испугавшись разгула протестов коммунистов, он приказал правоохранительным органам пресекать их. Начались столкновения активистов Туде с полицией. Воспользовавшись этим, агенты ЦРУ с помощью деятелей духовенства организовали свои массовые беспорядки под прошахскими лозунгами — полиция им не препятствовала. Протестующие захватили почту, телеграф, радиостанцию, и Захеди вышел в эфир.
Вскоре на сторону путчистов перешла армия. На улицы Тегерана вышла бронетехника, дом Мосаддыка обстреляли из танков. Вскоре он и некоторые министры были арестованы. Три дня спустя, 22 августа, шах Мохаммед Реза Пехлеви торжественно вернулся из Италии, и правительство Захеди приступило к работе.

Машиностроительный завод, сооруженный при техническом содействии СССР в городе Исфахан
© РИА Новости / Михаил Кулешов
Машиностроительный завод, сооруженный при техническом содействии СССР в городе Исфахан

Время вспять


В результате переворота монархия в Иране была восстановлена, демократически избранный лидер страны посажен в тюрьму, национализация нефтяной промышленности отменена. Англо-иранская нефтяная компания была переименована в British Petroleum, хотя британцам и пришлось отныне делить свою прибыль с Тегераном.
Но, устранив Мосаддыка и разгромив коммунистов, организаторы переворота подавили и другие либеральные силы в стране. Зато все бóльший вес в Иране стало приобретать духовенство, и начали расти антизападные настроения. В 1979 году это вылилось в Исламскую революцию, захват американского посольства, расторжение дипломатических отношений Ирана и США.
Все 38 лет американо-иранского противостояния, вобравшие в себя международную изоляцию этой страны, многолетние санкции, угрозы, исходящие от иранской ядерной программы, — это было заложено тогда, 19 августа 1953 года, когда естественный ход истории в одной стране был насильственно прерван и изменен другой страной.