«Главный вопрос для Запада уже не «кто такой Путин?», а «что нам с ним делать?», как сопротивляться геополитическому усилению России, как положить предел продвижению России в мировом пространстве?» - отметил в комментарии газете ВЗГЛЯД руководитель экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов. Так эксперт прокомментировал один из тезисов нового доклада «Владимир Путин: президентство и лидерство».

В ТАСС в среду состоялась пресс-конференция, посвященная презентации доклада «Владимир Путин: президентство и лидерство». Доклад подготовили Экспертный институт социальных исследований (ЭИСИ) и Центр политического анализа (ЦПА).

«Не вызывает сомнений, что будущее будет базироваться на социально-политической стабильности, гарантированной сильным институтом президентства, помноженным на лидерство Путина», - считают авторы доклада.

Руководитель экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов, гендиректор ЦПА Павел Данилин и исполнительный директор ЦПА Вячеслав Данилов представили данные соцопросов. «По данным фонда «Общественное мнение», позитивно оценивающих деятельность Путина среди граждан до 30 лет даже больше, чем среди 30-45-летних», - говорится в исследовании.

Курс государства на обновление и поощрение талантов уже стал ответом на запрос общества, для этого подготовлен соответствующий фундамент. «Осталось возвести на нем прочное здание. И архитектором этого процесса, безусловно, должен стать Владимир Путин», - отмечается в исследовании. Авторы доклада уверены, что Путин победит на выборах 2018 года, если выставит свою кандидатуру.

Одна из основных целей доклада - проследить эволюцию отношения к России и к ее президенту на Западе, пояснил в комментарии газете ВЗГЛЯД руководитель экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов. Он отметил:

«Мы пришли от скепсиса к уважению, а для оппонентов - даже к страху. Сегодня основной вопрос - это отношение к Путину.

Мы это ярко видим на примере статей в мировых СМИ. Главный вопрос уже не «кто такой Владимир Путин?», а «что нам с ним делать?», как сопротивляться геополитическому усилению России, как положить предел продвижению России в мировом пространстве?»

Одно из определяющих качеств президента - последовательность и постоянство, подчеркивает Глеб Кузнецов. «Те тезисы, те смыслы, которые прозвучали в Мюнхенской речи 10 февраля 2007 года, мы видим еще в выступлениях 1999 и 2000 годов», - отмечает собеседник.

Тогда, в бытность Путина премьер-министром, и. о. президента и в начале его первого президентского срока, было сказано и о необходимости усиления армии, и о возрождении оборонно-промышленного комплекса, и о возвращении России в большую мировую политику, о доминирующей роли России на постсоветском пространстве, напоминает Кузнецов.

«В тот момент это воспринималось с иронией, в 2007-м это воспринималось уже не как повод для иронии и рассуждений о «пропаганде», а как повод для опасений.

Сейчас, перечитывая Мюнхенскую речь, мы видим - Путин сделал ровно то, что он в ней обещал.

И это уже не повод для иронии или опасений». Теперь западные элиты вынуждены считаться со свершившимися фактами, и как было сказано выше, думать, «что с этим делать».

«Главное - это признание. Признание Путина не только как президента, но и как лидера сверхдержавы», - подчеркнул в беседе с газетой ВЗГЛЯД политолог Вячеслав Данилов. Он также отметил: за 17 лет, в которые уместились три президентских и два премьерских срока Путина, восприятие главы российского государства прошло путь от вопроса Who is Mr. Putin? (означавшего, что нового лидера России не только не знают, но и не воспринимают всерьез) до восприятия Путина в качестве руководителя влиятельной мировой державы.

«Он сам смог сформировать у себя инстинкт лидерства и создать ту страну, которой мы можем гордиться - Россию как великую державу, - указывает Данилов. - Это находит очень яркое отражение, например, на обложках зарубежных СМИ: от полного отсутствия Путина, через привязку представления о нем к образу «загадочной русской души» (включая стереотипы о «стране медведей» и т.п.), до фигуры, которая представляет собой что-то очень значимое для мира, пусть даже как и образ «мирового зла». Если это и фигура врага, то врага, вызывающего уважение».

Нередко можно увидеть обложки, на которых Путин изображен куда более значимой силой, чем обычные политические фигуры, отмечает Данилов. «Силу Путина никто не подвергает сомнению - если отвлечься от той лишней идеологической нагрузки, которую сопровождает появление образа российского президента в пропагандистских шоу», - добавляет собеседник.

«В конце 1980-х - начале 1990-х годов мы видели складывание разного рода «профсоюзов» мировых, в первую очередь западных, лидеров, такие как «Большая семерка» (или «восьмерка», когда туда была приглашена Россия в качестве «одной из...»), «Большая двадцатка» и т.п. Но вместо того чтобы акселерировать такое явление, как фигура главы государства - лидера мирового масштаба, произошло своего рода распыление лидерства в формате внеперсональных межгосударственных институтов, наподобие той же G7, - отмечает Данилов. - На фоне этого явления Владимир Путин явно «перерос» все подобные структуры».

«Предложение Путина мировому сообществу всегда примерно одно и то же: давайте сформулируем общие правила и будем эти правила соблюдать.

Это и его позиция по отношению к ООН, и его позиция по отношению к структурам, созданным при участии современной России и самого Путина (БРИКС, ШОС), - подчеркивает Глеб Кузнецов. - Это и есть то самое лидерство: стремление создать систему устойчивых, понятных и прозрачных для всех правил». Разочарование российского лидера в западных элитах, которое он неоднократно озвучивал, связано именно с несоблюдением таких правил, отмечает политолог.

Кузнецов напомнил известное высказывание Уинстона Черчилля: «Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель - на следующее поколение». «Западные лидеры поглощены тактическими вопросами, никто не хочет думать о стратегии, и это большая проблема», - отмечает собеседник.

Главной причиной устойчивой позиции российского лидера как внутри страны, так и в мире является его «сверхлегитимность», подчеркивает собеседник. «Во-первых, это демократическая легитимность - Путин каждый раз с высоким результатом проходил через конкурентные и транспарентные выборы. Во-вторых, это легитимность лидера республиканского типа - способность сохранять свою популярность в период между выборами. Путин сохраняет в течение долгого времени очень высокий рейтинг, волатильность которого ограничена очень узкими рамками. Эту легитимность подтверждают социологические данные, как бы от этого ни плакали те, кто любит рассуждать о «84% послушного большинства». В-третьих, это легитимность с точки зрения элит», - перечислил Данилов.