Вольтер

"Чтобы узнать, кто властвует над вами, просто выясните, кого вам не позволено критиковать". Вольтер.
В нашем доме самые интересные разговоры происходят за кухонным столом во время завтрака, прежде чем мы приступаем к нашим ежедневным обязанностям. Обсуждаемые темы варьируют от странного поведения животных до политики. (хммм... на самом деле "странное поведение животных" и "политика", возможно, больше связаны между собой, чем может показаться на первый взгляд!) Как бы то ни было, во время очередной дискуссии сегодня утром один из членов моей семьи сделал наблюдение о том, что всё происходящее сейчас в мире в точности соответствует тому, как я описала это 16 лет в одной из глав Волны: мы смотрим из окна и видим проезжающие машины, пролетающих птиц, людей, спешащих по своим делам - всё, как будто по-старому. Однако это не так, и осознание этого может иметь сильный, висцеральный эффект на человека.

В серии книг Волна я писала, что сбор фактов и создание на их основе полной картины приводит к осознанию того, что наша действительность, возможно, является частью некой странной "гиперразмерной реальности", и что мы проживаем наши жизни подобно тому, как это описал Платон в своей притче о Пещере. Читать о таких вещах, как мир идей Платона, - это интересное интеллектуальное упражнение, однако на меня и многих других такие описания оказывают осязаемый висцеральный эффект. Как бы то ни было, вот этот отрывок:
На протяжении многих столетий, и, возможно даже, тысячелетий, упрощенческие религии и социальные динамики преобладали практически по всей планете. Это было возможным потому, что даже если и имело место вторжение этих гипермерных существ в нашу реальность (если они, так сказать, приходили к нам "на ужин"), то это легко могло было быть скрыто ввиду недостаточного общения между различными племенами.

Находясь в наших удобных домах и глядя из них на нашу реальность, мы видим лишь "стабильный" фронт. Проезжающие автомобили, в которых люди отправляются по своим делам или возвращаются домой; сияющее солнце; смеющиеся дети, проходящие мимо. Каждый идентифицирует себя со своей жизнью и вовлечён в неё непосредственным образом, убеждённый в том, что она - это всё, что есть.

Однако время от времени с кем-то случается нечто странное, и люди пытаются справиться с этой аномалией в пространственно-временном континууме. Произошедшее событие является, как правило, настолько незначительным, что люди быстро находят ему "объяснение" или попросту забывают о нём. Они вынуждены поступать таким образом ввиду того, что подобные события совершенно не вписываются в рамки нормального хода вещей и поэтому должны быть заметены под ковёр.

Иногда происходят более серьёзные вещи - свидетельства вторжения гипермерной системы контроля или нарушения работы "проекционного экрана". Это становится новостью, и об этом даже сообщается в СМИ. Чарльз Форт провёл много лет собирая подобную информацию из газет и журналов со всего мира.

Когда это случается, принятая система убеждений спешит "заглушить" произошедшее, так чтобы каждый мог вернуться в свою индивидуальную и коллективную иллюзии. И так как такие события имеют локальный характер, их легче скрывать, причём в прошлом это было намного легче, чем сегодня.

Читая материал, собранный Чарльзом Фортом, вы увидите, что "реальность существования пришельцев", о которой так часто сообщается в наши дни, в то время была такой же активной, как и сегодня. На самом деле можно обнаружить, что она в какой-то мере циклична. Подобно нашим циклам пищевого производства, посадки и сбора урожая гипермерные существа также, возможно, собирают нас как урожай согласно своим "сезонным правилам".

Как бы то ни было, в прошлом было намного легче держать в тайне подобные события, но затем многие люди научились читать. Начали издаваться и распространяться книги и газеты. Путешествовать стало легче, и стало возможным собирать информацию со всего мира об этих "странных вторжениях" в нашу реальность. Эта информация в целом имела определённый паттерн, указывавший на то, что что-то было не так.

До Чарльза Форта были и другие исследователи, чувствовавшие неладное, однако М-р Форт любезно сунул собранную информацию нам прямо под нос, вызвав этим довольно интересную реакцию. Система заметания следов заработала на полную мощность, эффективно задействовав векторы официальной науки и религии.

Тем не менее информация уже начала просачиваться в широкие массы населения и уже не могла быть с такой же лёгкостью заметена под ковёр, поэтому многие люди принялись искать источник этого феномена, собирая информацию и новые знания.

Мы можем даже отметить, как эта система сокрытия начала проводить устранение негативных последствий. Изучая историю социальных и религиозных движений, можно наблюдать, как эта система контроля трансформируется с каждым новым открытием или осмыслением, сделанным людьми. Когда эти новые понимания переростали упрощенческие объяснения старых религий, их место занимали "новые" религии. В самое подходящее время - в период научной экспансии, когда росли знания о природе нашей реальности, ставившие под серьёзный вопрос убеждения прежних религий - сформировалось движение спиритизма, приведшее к появлению ченнелинговых текстов, единственной целью которых было латание дыр в сети контроля. Новые и всё более изощрённые объяснения "высоких сфер" появились в нашей реальности. На каждый новый вопрос у системы контроля был подходящий ответ, "помогавший" каждому успокоиться, расслабиться и перестать задавать вопросы.

Примечательно, что в наши дни это ещё больше очевидно. Несколько лет назад, когда мы впервые начали публиковать информацию кассиопеян, многие обсуждавшиеся нами теми были даже ещё не затронуты этими другими "источниками". Однако с каждой новой нашей публикацией "другая сторона" выдвигает новых кандидатов, объяснения которых латают дыры, которые мы создаём в структуре их реальности. [Источник]
Позднее, после терактов 11 сентября 2001 г., когда я продолжала мою серию книг "Приключения с Кассиопеей" (впоследствии опубликованных под названием Волна), я написала следующее практически в том же контексте:
Большинство из нас осознаёт, что статус-кво нашей планеты был существенно 'урезан' 11 сентября 2001 г. Это был поворотный момент, и наши жизни больше никогда не будут такими, как прежде. Подразделения Нацгвардии патрулируют в аэропортах и около Капитолия. Здание Сената закрыто из-за угрозы биологической атаки с помощью сибирской язвы. Баррикады блокируют улицы, ведущие к Капитолию. ФБР, задерживающее сотни подозреваемых; недавно принятый "Патриотический акт" отменяет важные аспекты Билля о правах; создание Министерства внутренней безопасности США; "Закон о более эффективных мерах контроля эпидемий и биотерроризма" вскоре вступит в действие по всей стране. Большинство людей принимают происходящее, потому что им было сказано, что мы должны изменить наш образ жизни и принять усиленное наблюдение правительством для сохранения наших свобод. Дальше этого от истины нет ничего. Новые меры рассчитаны на ограничение нашей свободы, подрыв Конституции и закрепление Нового мирового порядка. [Источник]
В то время я всё ещё проживала в США. Как я уже упоминала ранее, в один день мы собрали все наши пожитки и переселились во Францию. Этому было несколько причин. Основная же заключалась в том, что мы могли видеть зловещее предзнаменование касательно США, и Франция в то время не была расположена подчиняться требованиям Империи зла, отказываясь участвовать в незаконной упреждающей войне с Афганистаном и Ираком. (Здесь я даже не буду вдаваться в то, почему это было абсолютно сумасшедшей затеей). Тем не менее я довольно быстро поняла, что "свобода речи" во Франции имело в то время другое определение, чем в США, но так как я всё ещё могла писать практически на любые темы (от странного поведения животных до политики), небольшие симптомы [системы], о которых я подозревала, не представляли для меня большой проблемы.

Позвольте мне теперь сменить курс.

Мир Бизарро

Изображение
Я выросла с комиксами о Супермене. Burton L. Mack указывает, что наши мирские мифологии, как, например, герои комиксов, имеют тенденцию "получать свою силу от необъяснимого сходства с библейскими эпосами", такими как модель Иисуса в Евангелии от Марка, "который пришёл в мир будучи неспособным решить его проблемы" и был своего рода странствующим чудотворцем.1 По всей видимости, супермен был создан двумя еврейскими подростками в то время, когда евреи отчаянно нуждались в фигуре героя. Созданный ими супермен отображает все черты мессии или спасителя. Кал-Эл, настоящее име супермена, напоминает Эмману-Эл, что означает "Бог с нами" и переводится с иврита примерно как "Всё, что есть Бог".

Однако, что меня прежде всего здесь интересует, так это "Мир Бизарро" (Bizarro World), который впервые появился в 60-х годах в комиксах американского издательства DC Comics. Мир Бизарро также был известен как "Htrae", или "Earth" (Земля), написанная в обратном порядке. Это была кубовидная планета, бывшая домом Бизарро и его людей, все из которых были причудливыми версиями супермена и его окружения. В мире Бизарро общество подчинялось Кодексу Бизарро, который гласил следующее: "Мы являемя противоположностью всего мирского! Мы ненавидим красоту! Мы любим уродство! Делать что-либо правильно в мире Бизарро - это большое преступление!" В одном из эпизодов торговец продаёт Бизарро-облигации со слоганом "[С этими облигациями] вы гарантированно потеряете деньги". Позже мэр даёт Бизарро #1 задание расследовать преступление, "потому что ты глупее, чем все полицейские Бизарро вместе взятые". Это принимается как большой комплимент. Таким образом, с тех пор "Мир Бизарро" (Прим. перев.: bizarre переводится с англ. как "причудливый", "странный") олицетворяет собой место или события, которые были причудливым образом поставлены на голову, или в которых всё происходит вопреки ожиданиям.

Двоемыслие, демагогия, двойные стандарты

Очевидно, что в случае захвата нашей планеты обитателями из мира Бизарро, или если бы мы вдруг проснулись в их мире, нам потребовалась бы определенная адаптация к новым условиям обитания. Но выглядит, что многие люди не нуждаются в какой-либо адаптации к новым требованиям или действиям властей. Это довольно хорошо объяснено в работах психолога Боба Альтемейра на тему авторитарной личности. На своем веб-сайте Альтемейер объясняет, в чем состоит суть его исследований:
Речь идет о том, что недавно произошло с американским правительством, о пагубных решениях, принятых правительством; о коррупции, истлевшей Конгресс, о том, как традиционный консерватизм был почти полностью уничтожен авторитаризмом; о том, как «правые религиозные фанатики» объединились с аморальными авторитарными лидерами для внедрения в массы своего «недемократического» плана...

Возьмите, к примеру, следующее заявление: «Как только наши правительственные лидеры и власти осудят опасные элементы в нашем обществе, каждый патриот будет обязан помочь избавиться от гнили, отравляющей нашу страну изнутри». Гитлер, наверное, сказал бы что-то подобное, так? Угадайте сколько политиков, сколько законодателей в Соединенных Штатах согласились с этим заявлением? Угадайте, что у них было общего?

Или как насчёт правительственной программы, преследующей политические партии, меньшинства или журналистов, неугодных властям, закрывая их в тюрьму, даже пытая и убивая их. Никто не одобрил бы такое, так? А вот и не так.

Не думайте, что вас это не касается. Всегда найдется человек, который последует приказу свыше и согласится убрать вас, или какого нибудь другого "ненужного" индивидуума. Какова сущность такого "послушного" человека? Или чиновника, отдавшего такой приказ? Давайте посмотрим на выводы проведенных экспериментов.

Исследования могут многое рассказать о таких людях. Да, исследования показывают, что они очень агрессивны, но почему они настолько враждебны? Да, эксперименты показывают, что они практически не подвержены влиянию рассуждений и доказательств, но почему они настолько догматичны? Да, исследования показывают, что среди религиозных правых большое количество лицемеров, но почему они двуличны, и почему одно лицо никогда не замечает другого? Да, их лидеры могут дать самые фальшивые извинения и даже откровенно лгать о том, что они сделали неправильно. Но почему обычные люди верят им? Что происходит, когда авторитарные последователи находят так нужных им авторитарных лидеров и начинают сознательно плясать под их дудку?2



Комментарий: Боб Альтемейр говорит о правых религиозных фанатиках, однако не следует забывать, что с того времени, когда была написана его книга (2006 г.), очень многое изменилось как в наших представлениях о "левых" и "правых" идеологиях, так и в самих идеологиях. Если раньше к "левым" принадлежали люди с антиамериканскими, антиимпериалистическими взглядами и идеями равенства и справедливости в обществе, то сегодня к ним относятся либеральные, проамериканские, русофобные, постмодернистские, беспринципные дегенераты, забывшие свою историю и легко попадающие под влияние харизматических, авторитарных личностей. Таким образом, за последние годы различия между "левыми" и "правыми" практически стёрлись, и поэтому то, что Альтемейр писал в своих работах о "правых " авторитарных последователях, сегодня скорее применимо к людям "левого уклона".


Авторитарные последователи в основном являются порядочными людьми, что приводит нас к проблеме «двоемыслия». Слово «двоемыслие» было введено в обращение Джорджем Оруэллом в его романе «1984».3 В этом романе не раскрываются истоки двойного мышления типичного гражданина, а вот работы Алтемейера прилагают к этому значительные усилия. Оруэлл наглядно показал, что люди используют двоемыслие или «новояз» из-за давления со стороны сверстников и когда хотят «вписаться» или получить статус в партии, то есть чтобы выглядеть её лояльными членами.
«Двоемыслие означает способность одновременно держаться двух противоречащих друг другу убеждений...Этот процесс должен быть сознательным, иначе его не осуществишь аккуратно, но должен быть и бессознательным, иначе возникнет ощущение лжи, а значит, и вины. Двоемыслие - душа ангсоца, поскольку партия пользуется намеренным обманом, твёрдо держа курс к своей цели, а это требует полной честности. Говорить заведомую ложь и одновременно в неё верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь, - всё это абсолютно необходимо.» 4

Три партийных лозунга в книге Оруэлла построены на понятии двоемыслия:
  • ВОЙНА - ЭТО МИР
  • СВОБОДА - ЭТО РАБСТВО
  • НЕЗНАНИЕ - СИЛА
Существует понятие «когнитивного диссонанса», когда противоречивые убеждения приводят к возникновению внутреннего конфликта. Примечательно, что в случае двоемыслия у человека отсутствует какой-либо когнитивный диссонанс, и человек совершенно не осознает наличие противоречия. Удивительно, но некоторые люди (а их количество возможно достигает 45% населения), живя в нашем странном мире, никогда не чувствуют какого-либо внутреннего конфликта или дискомфорта.

Двоемыслие приводит нас к так называемой демагогии, которая на самом деле не упоминается в книге Оруэлла, хотя он говорил об этом в своих эссе «Политика и английский язык», рассказывая, как: «недобросовестные политики, рекламодатели, религиозные деятели и другие различные двуличные индивидумы продолжают злоупотреблять языком с целью манипуляции».5
«В наше время политическая риторика в значительной степени является защитой неприемлемого...Таким образом, политический язык должен содержать в основном эвфемизмы, безосновательность и явную завуалированную неопределенность... неискренность - главный враг четкой формулировки. При наличии расхождения между реальными и заявленными целями, люди инстинктивно используют длинные слова и банальные идиомы». 6
«Двуличная речь, или демагогия - это язык, который сознательно маскирует, искажает или меняет смысл слов. Демагогия может принимать форму эвфемизмов (например, «сокращение» вместо увольнения, «поражения цели» вместо бомбардировки [Pentagon Is Given an Award, but It's No Prize". The New York Times. November 24, 1991.]), которые используют для того, чтобы сделать правду более привлекательной. Это может также относиться к умышленной двусмысленности в языке или к фактическим инверсиям значения (например, называя состояния войны «миром»). В таких случаях двуличная речь маскирует природу истины. Демагогия наиболее тесно связана с политическим языком».7
Эдвард С. Герман, политический экономист и аналитик в области средств массовой информации, описывает в своей книге «Beyond Hypocrisy» основные характеристики демагогии:
«Что действительно важно в мире демагогии, так это способность безнаказанно лгать, будь-то сознательно или бессознательно. А также иметь способность применять ложь, выборочно формировать факты, блокируя те, которые противоречат замыслам или планам. 8
По словам Уильяма Лутца: «Лишь научая уважению и любви к языку, учителя английского языка смогут привить своим ученикам чувство глубокого возмущения, которое они должны испытывать, столкнувшись с демагогией... Студенты должны сначала научиться эффективно использовать язык, понять его красоту и силу...только при искусном использовании языка можно истинно оценить извращения, присущие демагогии».9
Комитет Национального Совета учителей английского языка (NCTE) по вопросам публичной демагогии был сформирован в 1971 году, в самом разгаре Уотергейтского скандала, когда широко был распространён скептицизм об истинности отношений между общественностью и миром политики, военными и сферой бизнеса. NCTE принял две резолюции. В первой резолюции комитет призывал к поиску методов изучения недобросовестного и бесчеловечного использования языка и литературы рекламодателями, к привлечению внимания общественности к таким нарушениям, а также к разработке методики подготовки школьников к коммерческой пропаганде. В другой резолюции комитет призывал к поиску средств для изучения отношений между языком и общественной политикой, чтобы прослеживать, предавать огласке и бороться с семантическими искажениями, характерными для чиновников, кандидатов в чиновники, политических комментаторов и всех тех, кто использует СМИ для передачи информации. Благодаря основанию этого комитета NCTE по вопросам двуличности публичных высказываний, который хорошо зарекомендовал себя со времени своего основания благодаря своим замечательным достижениям, эти две резолюции вступили в силу.10
Чарльз Вайнгартнер, один из основателей комитета NCTE по вопросам публичной демагогии, писал: "люди недостаточно осведомлены об этой теме (реальность), чтобы распознать, что используемый язык скрывает [факты], искажает и вводит в заблуждение"... Вот, что пишет другой эксперт: "Учителя английского языка должны научить своих школьников тому, что слова - это не вещи, а их вербальные признаки или символы, которые в конечном итоге должны быть возвращены к вещам, символизируемым ими для подтверждения их правильности. Студентов необходимо научить здоровому скептицизму о потенциальных злоупотреблениях языка и должным образом предупредить об опасностях нездорового цинизма".11
Лутц был одним из основных соавторов этого комитета, а также ввёл в широкое обращение понятие "двуличной речи" для информирования массовой аудитории о её обманчивых свойствах. Он пишет:
Быть эффективным потребителем языка означает намного больше, чем простое выражение озабоченности об обособленных модификаторах (лингвистический термин, Прим. перев.), неправильного согласования подлежащего и сказуемого или их сомнительного использования. Каждый, кто использует язык, должен заботиться о том, совпадают ли утверждения с фактами, является ли язык словами Орвелла "по большей части защитой несостоятельности" и "направлен ли он на то, чтобы ложь звучала более правдивой, убийства более порядочными, а также на придание ветру видимости солидности".12
Далее он пишет: "...язык был изобретён людьми не для того, чтобы лгать, дезинформировать, вводить в заблуждение и манипулировать"; "цель языка состоит в сообщении правды и облегчении процесса прихода к соглашению между социальными группами". Таким образом, согласно Лутцу, двуличная речь - это форма языка, упускающая из виду цель его изобретения, так как она не коммуницирует истину, а пытается делать совершенно обратное, поэтому задачей вышеупомянутого комитета является решение проблем, созданных двуличной речью в мире языка.

Член NCTE Терренс П. Моран сравнил использование двуличного языка в СМИ с лабораторными экспериментами над крысами. В этих экспериментах одну группу крыс кормили сахаром и водой, а другую - раствором сахарина. После этого их полностью лишили корма. Обе группы проявляли поведение, указывавшее на то, что их голод был утолён, однако крысы из второй группы (которых кормили раствором сахарина) умирали от недоедания. Моран подчёркивает структурную природу двуличного языка и отмечает, что социальные институты, как, например, СМИ, выбирают активный, нисходящий подход к оказанию влияния на мнение людей. По этой причине Моран проводит параллель между двуличной речью и созданием эффекта иллюзии.
Этот эксперимент наводит на мысль об определённых сходствах между окружающими условиями, созданными учёными для крыс, и окружающими условиями, созданными для нас посредством языка и различных СМИ. Как и в случае с раствором сахарина, ситуация, созданная или инфильтрованная двуличной речью, даёт видимость питания и обещание выжить, однако эта видимость иллюзорна, а обещания ложны. 13
Двусмысленная речь и психопатолгия

понерология

Политическая понерология
В своей основополагающей работе Политическая понерология 14 психолог Анджей Лобачевский обсуждает проблему так называемой "двусмысленной речи". Первое упоминание этого понятия встречается в главе, посвящённой теме идеологии; он отмечает, что группа -любая группа, состоящая из национальных правительств, международных организаций, религий и т. д., - в которую проникли патологические индивидуумы, постепенно начинает приспосабливать первоначальную идеологию и цели к тому, что, как правило, полностью противоречит первоначальным целям. Другими словами, это можно описать как трансформацию Земли в "Htrea" ("Earth", Земля, написанная наоборот) - причудливый мир. Этот процесс приводит к своего рода наслоению, или шизофрении, идеологии. Внешний слой (или внешняя сфера) всё ещё придерживается первоначального содержания, восхвалявшегося поначалу как групповые цели; эта [к тому времени уже прекратившая своё существование первоначальная идеология, в которую всё ещё верят представители этого слоя] используётся для обмана членов низкого звена и общественности. Однако во внутреннем круге, то есть костяке группы, полностью осознаётся тот факт, что слова имеют теперь другое значение - те же самые слова имеют теперь другое содержание. Лобачевский отмечает, что именно эта двусмысленность языка представляет собой признак трансформации группы в Причудливый мир. Он пишет:
Двусмысленная речь - это лишь один из многих симптомов. Другая характерная черта заключается в особой лёгкости, с которой изобретаются новые обозначения, обладающие эффектом внушения и принимаемые почти без всякой критики...
Затем он отмечает, что существуют определённые характеристики, являющиеся дополнительными симптомами патологической сущности такой группы:
По этой причине необходимо подчеркнуть параморалистический характер и параноидные свойства, часто присущие таким обозначениям. Функция паралогизмов и параморализмов в такой деформированной идеологии... Всё, что представляет угрозу для патократического правления, становится глубоко аморальным.
Здесь Лобачевский даёт очень полезный совет о том, как бегло заговорить на этом двусмысленном языке и понять его для своей собственной защиты:
Поэтому мы имеем право изобретать подходящие обозначения, которые могли бы как можно более точно описывать сущность этого феномена, в соответствии с нашим признанием и уважением к научной методологии и семантике. Такие точные термины также защитят нашу психику от эффекта внушения, производимого теми другими обозначениями и паралогизмами, в том числе содержащимся в них патологическим материалом.
Далее он даёт немного забавную аналогию, отлично описывающую Причудливый мир; также он даёт нам ещё одну рекомендацию:
Как было пояснено ранее, первичная психопатия в хорошо развитой патократии инспирирует в целом этот феномен. Для лучшего понимания мы можем воспользоваться аналогией с цветовой слепотой - неспособностью различать красный и зелёный цвета. Представим, в качестве мысленного эксперимента, что дальтоникам удалось захватить власть в некой стране и запретить её гражданам различать эти цвета, устранив тем самым различие между зелёными (неспелыми) и красными (спелыми) томатами. Специальные инспекторы по контролю огородов, вооружённые пистолетами и дубинками, патрулировали бы местность, чтобы удостовериться, что граждане собирают не только спелые томаты, что свидетельствовало бы о том, что они делали различие между красным и зелёным цветами. Сами инспекторы, конечно же, не были бы полностью цветослепыми (иначе они бы не смогли выполнять эту чрезвычайно важную функцию). В крайнем случае они обладали бы лишь ограниченной способностью различать цвета. Тем не менее они принадлежали бы к группе людей, которых раздражала бы любая дискуссия на тему цветов.

Ввиду постоянного присутствия таких представителей власти граждане, возможно, были бы даже готовы есть зелёные томаты, убедительно заверяя, что они спелые. Но с уходом строгих инспекторов, направившихся к другому огороду, мы услышали бы поток высказываний, содержание которых было бы неприлично воспроизвести в научной работе. Огородники принялись бы собирать самые спелые помидоры и делать из них салат с соусом, добавив к нему несколько капель рома для вкуса.

Я осмелюсь утверждать, что для всех нормальных людей, которых судьба заставила жить под патократическим правлением, приготовление салата по этому рецепту стало бы символическим актом. Любой гость, распознавший этот символ по его цвету и вкусу, воздержался бы от всяких комментариев. Подобные символы способны ускорить восстановление системы нормальных людей.
Эта статья как раз и является таким "салатом".

Я оставлю вас с этой мыслью.

1 Burton L. Mack, Who Wrote the New Testament? The Making of the Christian Myth (New York: Harper San Francisco, 1995) p. 304.
2 http://home.cc.umanitoba.ca/~altemey
3 Martin Secker & Warburg Ltd, London]
4 McArthur, Tom, ed. (1992). The Oxford Companion to the English Language, Oxford University Press. p. 321
5 Kehl, D.G.; Livingston, Howard (July 1999). Doublespeak Detection for the English Classroom. The English Journal 88 (6): 78. JSTOR 822191
6 Orwell, George (1949). 1984. New York:Signet Books. p. 163
7 Wikipedia
8 Herman 1992. p. 3.
9 Lutz, William (March 1988). Fourteen Years of Doublespeak. The English Journal 77 (3). JSTOR 818411]
10 http://www.ncte.org/volunteer/groups/publiclangcom/doublespeakaward
11 ibid Kehl, D.G
12 A new look at 'doublespeak. Advertising Age. November 6, 1989.
13 Moran, Terrence (Oct 1975). Public Doublespeak; 1984 and Beyond. College English 37 (2): 224
14 Andrew Lobaczewski, Political Ponerology, Red Pill Press (September 20, 2012)