Авшалом Каспи и Терри Моффит

Авшалом Каспи и Терри Моффит
Данидинский эксперимент - не самый масштабный по числу участников и не самый долгий, но 95% участников вовлечены в него с самого начала. По точности собранных данных эта новозеландская община - одна из наиболее досконально изученных групп населения на Земле. Об истории эксперимента, который на протяжении десятилетий проводит супружеская пара, Авшалом Каспи и Терри Моффит, рассказывает журнал Science.

В 1987 году два исследователя оказались рядом на конференции в Сент-Луисе (Миссури). Авшалом Каспи заглянул в данные Терри Моффит и сказал: «Никогда не видел таких красивых исследований». После конференции Моффит пошла в университетскую библиотеку и посмотрела работы Каспи. «Так могли сойтись только настоящие "ботаники", - говорит Каспи. - Мы влюбились в данные исследований друг друга».

Коллеги предупреждали пару не смешивать отношения и карьеру, но они не послушались. Каспи присоединился к долгосрочному (говоря научным языком, лонгитюдному) исследованию, которым с 1985 года занималась Моффит.

Начало было положено еще в 1972 году Филом Сильвой в Институте здоровья и развития города Данидин в Новой Зеландии. Суть исследования заключалась в том, чтобы следить за жизнью 1037 человек, рожденных в Данидине с апреля 1972 года по март 1973 года.

«Мы не имеем права вмешиваться в их жизнь»

Один из центральных вопросов, который ставила перед собой команда: меняют ли людей драматические события, которые они переживают, или тяжелые ситуации только усиливают то, что в нас уже есть?

Каждые несколько лет команда проводит интенсивные когнитивные, психологические и медицинские наблюдения. Беседуют не только с каждым членом группы респондентов, но также с их учителями, семьями и друзьями, просматривают их финансовые и юридические документы. Полная конфиденциальность в обмен на максимально полную картину. «Мы не имеем права вмешиваться в их жизнь, - рассказывает Моффит. - Новозеландская полиция понимает ценность наших исследований и никогда не обращается к нам за информацией».

Усилия себя оправдали. «Это не просто исследование в области психологии, оно влияет на психиатрию, генетику, криминологию, эпидемиологию, социологию и многие другие области», - так оценил достижения супругов представитель Американской психологической ассоциации во время присуждения Моффит и Каспи премии за выдающийся вклад в науку в 2016 году.

Хронические нарушители

Часть мальчиков данидинской группы, которые совершали преступления и имели записи об аресте в подростковом возрасте, были проблемными еще в первые 3 года жизни. На протяжении многих лет Моффит рассказывала в серии статей, что эти мальчики имели плохие показатели в нейропсихологических тестах и были более импульсивными. Именно они и продолжили нарушать закон, выйдя из подросткового возраста, то есть были «нарушителями по жизни». За эту работу Моффит была удостоена Стокгольмской премии в области криминологии в 2007 году.

Изучая женское половое созревание, Каспи и Моффит пришли к похожим выводам. Девочки, которые наиболее трудно переживали подростковый возраст, демонстрировали поведенческие проблемы еще до этого, в раннем детстве.

Также стало ясно, что способность к самоконтролю в первые годы жизни предопределяет будущее здоровье и счастье человека.

Были и другие интересные открытия. Например, женщины третировали партнеров не реже, чем мужчины, они лишь наносили меньше физического вреда. У детей, у которых были галлюцинации, в дальнейшем развивалась шизофрения в 25 раз чаще, чем у остальных, - так был сделан вклад в «продромальную» психиатрию, в которой симптомы выявляются и лечатся на самых ранних стадиях, за несколько лет до того, как, собственно, проявится болезнь. А недавно команда опубликовала данные, которые показывают, что, вопреки распространенным убеждениям, проблемы с психическим здоровьем в тот или иной период жизни бывают практически у всех.

Гены и воспитание

Известно, что дети, которые подвергаются насилию, во взрослом возрасте часто сами склонны к насилию. Такая же тенденция наблюдалась и в данидинской группе. Моффит и Каспи надеялись пролить свет на классической вопрос - что важнее, природа или воспитание? Преступниками становятся под влиянием среды или рождаются таковыми? Идея пришла к ученым в Намибии, где они обратили внимание на то, что многие люди не заражаются малярией только из-за генетической устойчивости к инфекции. Может ли генотип создавать у некоторых людей иммунитет к «вирусу насилия»?

Моффит и Каспи в основном описывали модели поведения, а не их причины. Но их возможности расширялись по мере появления новых методов и технологий, в том числе и анализа ДНК. В середине 1990-х годов супруги объединились с группой исследователей Лондонского Королевского колледжа, которая изучала генетические причины поведения. Анализы участников данидинского эксперимента подтвердили теорию о том, что склонность к агрессии связана с низким уровнем моноаминоксидазы А (фермента МАО-А). Это стало сильным аргументом в пользу того, что ген может быть причиной криминальных наклонностей.

Публикация этих данных в 2002 году в журнале Science произвела сенсацию, но некоторые ученые усомнились в полезности таких выводов. В частности, биохимик Дин Хамер (Dean Hamer), изучавший взаимодействие генетики и поведения, писал, что генетический фактор есть, но его влияние незначительно, поэтому мы не должны преуменьшать влияние жестокого обращения с детьми.

Работа фермера

Недавно Моффит и Каспи рассказали, как обстоят дела с их 45-летними подопечными. На пятую часть этой группы приходится большинство социальных трат, будь то благотворительные пособия, помощь в содержании детей в неполных семьях, расходы, связанные с преступлениями, и пр. Что же с ними не так?

Оказалась, эти люди были «проклятыми» с самого начала: в раннем возрасте у них был низкий уровень речевого развития, недостаточно хорошая моторика, проблемы с самоконтролем. Многие из них выросли в нищете или подвергались жестокому обращению. «Они недополучили в самом начале, - говорит Моффит. - Не стоит ожидать, что люди с таким показателями в детстве добьются успеха в дальнейшем».

Они даже, кажется, стареют быстрее, чем те, у кого был более успешный старт. Признаки старения наблюдались у этой части участников с 30 лет. Есть предположение, что трудности в детстве приводят к разрушению теломер - концевых участков хромосом, выполняющих защитную функцию, что может ускорить старение.

«Четверть века события разворачивались на наших глазах, - говорит Каспи. - Нам понадобилось терпение: лонгитюдные исследования отлично учат тому, что результат труда бывает отсрочен». Ученый также сравнил свою работу с работой фермера: «Посев, уход, ожидание и сбор урожая». Интересно, что дедушка Авшалома и бабушка Терри были фермерами. И вот теперь их работа показала, что наша личная эволюция имеет глубокие корни в нашем детстве.

Моффит и Каспи не предлагают единой теории человеческого развития: люди слишком сложны и иррациональны для этого. По их словам, главное в этом исследовании - смена оптики. «Мы не созданы равными. Некоторым посчастливилось быть одаренными и успешными, а у других возникают проблемы в самом начале пути. Осознание этого совершенно меняет взгляд на общество». Многолетние наблюдения за жизнью людей «обязывают к состраданию» - добавляет Терри Моффит.