Изо­бра­же­ния, отно­ся­щи­е­ся к это­му древ­не­му куль­ту, неко­гда рас­про­стра­нен­но­му в Сре­ди­зем­но­мо­рье, могут быть раз­га­да­ны лишь в кон­тек­сте пред­став­ле­ний, соглас­но кото­рым силы, повеле­ваю­щие люд­ски­ми судь­ба­ми, нахо­дят­ся не на Зем­ле, а на небе.

Bull
В сот­нях под­зем­ных хра­мов, раз­бро­сан­ных по всей терри­то­рии быв­шей Рим­ской импе­рии, от Англии до Сирии, архео­ло­ги обна­ру­жи­ва­ют рисо­ван­ное или выгра­ви­ро­ван­ное изо­бра­же­ние юно­ши, уби­ваю­ще­го быка. Этот глав­ный сим­вол тай­но­го куль­та, извест­но­го как мит­ра­изм, пред­став­ля­ет собой одну из вели­чай­ших и пока нераз­ре­шен­ных зага­док в архео­ло­гии нынеш­не­го сто­ле­тия. С каким мифи­че­ским собы­ти­ем свя­зан этот сим­вол? Что сим­во­ли­зи­ру­ет в мит­ра­из­ме сце­на уби­е­ния быка? Я и несколь­ко дру­гих иссле­до­ва­те­лей при­шли к выво­ду, кото­рый на пер­вый взгляд может пока­зать­ся неве­ро­ят­ным: упо­мя­ну­тое изо­бра­же­ние не свя­за­но с мифом о каких-либо собы­ти­ях на зем­ле, а пред­став­ля­ет собой «аст­ро­но­ми­че­ский код» с глу­бо­ким рели­ги­оз­ным содер­жа­ни­ем. Такая интер­пре­та­ция выглядит доста­точ­но убеди­тель­ной, если при­нять во вни­ма­ние рази­тель­ные пере­ме­ны, про­ис­хо­див­шие в рели­ги­оз­ной и обще­ст­вен­ной жиз­ни того вре­ме­ни. В тече­ние почти 700 лет меж­ду прав­ле­ни­я­ми Алек­сандра Македон­ско­го и импе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на сре­ди­зем­но­мор­ская циви­ли­за­ция была исклю­чи­тель­но бла­го­при­ят­ной сре­дой для зарож­де­ния новых рели­гий. Заво­е­ва­ния Алек­сандра Македон­ско­го, упро­чен­ные его гре­че­ски­ми и рим­ски­ми после­до­ва­те­ля­ми, при­ве­ли к быст­ро­му ста­нов­ле­нию еди­ной сре­ди­зем­но­мор­ской куль­ту­ры, вобрав­шей в себя раз­но­об­ра­зие наций, горо­дов-государств и пле­мен. Более древ­ние фор­мы рели­ги­оз­но­го выра­же­ния, суще­ст­во­вав­шие в неболь­ших, тес­но свя­зан­ных обще­ствах, уже не мог­ли слу­жить духов­ной опо­рой для людей, ока­зав­ших­ся частич­ка­ми обшир­ной и без­раз­лич­ной к люд­ским судь­бам импе­рии.

По мере погло­ще­ния Элли­ни­сти­че­ской и Рим­ской импе­ри­я­ми более древ­них горо­дов-государств и пле­мен, в людях рос­ло ощу­ще­ние, что силы, повеле­ваю­щие их судь­ба­ми, недо­ся­га­е­мы и нахо­дят­ся в отда­лен­ных частях импе­рии. Любая фило­со­фия или рели­гия, даю­щая воз­мож­ность хоть как-то осмыс­лить про­ис­хо­дя­щее, быст­ро нахо­ди­ла мно­го после­до­ва­те­лей.

Воз­ник­но­ве­ние хри­сти­ан­ства яви­лось одной из ответ­ных реак­ций на эти усло­вия. Эта рели­гия дава­ла воз­мож­ность объ­еди­нить­ся в сим­во­ли­че­ское сооб­ще­ство — «Новый Изра­иль» — тем людям, дей­ст­ви­тель­ные сооб­ще­ства кото­рых, под­чи­нен­ные импер­ско­му поряд­ку, уже не вну­ша­ли твер­до­го чув­ства само­со­зна­ния. Дру­гой реак­ци­ей было зарож­де­ние фата­лиз­ма — пред­став­ле­ний, что жизнь чело­ве­ка пол­но­стью пред­опре­де­ле­на судь­бой. Пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ная фор­ма Рока или Слу­чая почи­та­лась как боже­ство во мно­гих элли­ни­сти­че­ских куль­тах. Сло­во «сто­и­цизм», явля­ю­ще­е­ся назва­ни­ем одно­го из тече­ний элли­ни­сти­че­ской фило­со­фии, в кото­ром отчет­ли­во выра­же­ны идеи фата­лиз­ма, исполь­зу­ет­ся и сей­час, что свиде­тель­ст­ву­ет о стой­ко­сти того, что когда-либо рож­де­но жиз­нью. Фата­лизм под­гото­вил поч­ву для быст­ро­го раз­ви­тия сво­ей более спе­ци­фи­че­ской фор­мы — аст­ро­ло­гии. Аст­ро­ло­ги, идеи кото­рых полу­чи­ли широ­кое рас­про­стра­не­ние в элли­ни­сти­че­ский пери­од (после заво­е­ва­ний Алек­сандра Македон­ско­го), утвер­жда­ли, под­креп­ляя свои дово­ды мате­ма­ти­че­ски­ми рас­че­та­ми, под­ку­паю­щи­ми сво­ей точ­но­стью, что все собы­тия на Зем­ле пред­опре­де­ле­ны сила­ми небес­ны­ми. Рас­про­стра­не­ние фата­лиз­ма и аст­ро­ло­гии в тот пери­од, види­мо, и при­ве­ло к появ­ле­нию рели­гии, осно­ван­ной на вере в эти силы и извест­ной как мит­ра­изм.

Мит­ра­изм, или мит­ра­и­сти­че­ские мисте­рии, был одной из основ­ных (и, несо­мнен­но, одной из самых зага­доч­ных) рели­гий, воз­ник­ших при­мер­но в то же вре­мя, что и хри­сти­ан­ство. Вре­мя зарож­де­ния мит­ра­из­ма отно­сит­ся к I в. до н. э. В одной из сво­их работ Плу­тарх пишет, что к 67 г. до н. э. мит­ра­изм испо­веды­ва­ли кили­кий­ские пира­ты. (В про­вин­ции Кили­кия, на полу­ост­ро­ве Малая Азия, жили при­мер­но 20 тыс. пира­тов, кото­рые в пери­од про­цве­та­ния осу­ществля­ли свои опе­ра­ции на всем Сре­ди­зем­ном море). Мит­ра­изм достиг наи­боль­ше­го рас­про­стра­не­ния в 3 в., а впо­след­ст­вии (в кон­це 4 в., при­мер­но в пери­од рас­па­да Запад­ной Рим­ской импе­рии) был вытес­нен хри­сти­ан­ст­вом.

При­вер­жен­ца­ми мит­ра­из­ма были в основ­ном сол­да­ты, слу­жа­щие и куп­цы; культ исклю­чал жен­щин. Как и в ряде дру­гих древ­них куль­тов (сре­ди них мисте­рии Изи­ды и элев­син­ские мисте­рии), испо­ве­до­вать мит­ра­изм мог толь­ко тот, кто совер­шил тай­ный обряд посвя­ще­ния. Посвя­щен­ным запре­ща­лось рас­ска­зы­вать ино­вер­цам о таин­ствах куль­та, кото­рые были назва­ны мисте­ри­ей (это сло­во про­ис­хо­дит от гре­че­ско­го mys­te­rion — тай­на, таин­ство). Англий­ское сло­во mys­te­ry (тай­на) и свя­зан­ные с ним сло­ва, такие как mys­ti­cism (мисти­цизм, мисти­ка), вос­хо­дят к гре­че­ско­му сло­ву, от кото­ро­го про­изо­шло назва­ние куль­тов. Мит­ра­изм имел несколь­ко сту­пе­ней посвя­ще­ния, обра­зу­ю­щих иерар­хи­че­скую струк­ту­ру, по кото­рой посте­пен­но под­ни­ма­лись посвя­щен­ные.

Тре­бо­ва­ни­ем сохра­не­ния тайн куль­та объ­яс­ня­ет­ся отсут­ст­вие пись­мен­ных источ­ни­ков, в кото­рых рас­кры­ва­лась бы суть мит­ра­из­ма. Поэто­му для уче­ных, пытаю­щих­ся вос­со­здать осно­вы это­го уче­ния, един­ст­вен­но доступ­ной инфор­ма­ци­ей явля­ет­ся искус­ная ико­но­гра­фия мит­ра­из­ма. Боль­шин­ство изо­бра­же­ний в мит­ра­и­сти­че­ских хра­мах отра­жа­ют раз­лич­ные дея­ния бога Мит­ра­са, одна­ко глав­ным изо­бра­же­ни­ем явля­ет­ся так назы­вае­мая «тау­р­ок­то­ния», или сце­на уби­е­ния быка. На тау­р­ок­то­нии мы видим бога Мит­ра­са, уби­ваю­ще­го быка, а так­же дру­гие фигу­ры. Тау­р­ок­то­нию обна­ру­жи­ва­ют на самом вид­ном месте по суще­ству в каж­дом мит­ра­и­сти­че­ском хра­ме, и, несо­мнен­но, в ней содер­жит­ся ключ к раз­гад­ке тайн мит­ра­из­ма. Вме­сте с тем в отсут­ст­вие каких-либо пись­мен­ных источ­ни­ков рас­шиф­ров­ка это­го изо­бра­же­ния пред­став­ля­ет собой чрез­вы­чай­но слож­ную зада­чу.

Для боль­шин­ства уче­ных, пред­при­няв­ших в XX в. попыт­ку рас­шиф­ро­вать тау­р­ок­то­нию, осно­во­по­ла­гаю­щей была работа Фран­ца Кюмо­на, извест­но­го бель­гий­ско­го исто­ри­ка рели­гии. В сво­ей интер­пре­та­ции, впер­вые опуб­ли­ко­ван­ной в 1899 г., Кюмон исхо­дил из того, что сло­во Мит­рас явля­ет­ся гре­че­ским и латин­ским вари­ан­том име­ни намно­го более древ­не­го иран­ско­го бога Мит­ры. Уче­ный при­шел к выво­ду, что мит­ра­изм про­изо­шел от древ­не­иран­ско­го куль­та Мит­ры, бога све­та и исти­ны, кото­рый счи­тал­ся стра­жем дого­во­ра людей. По мне­нию Кюмо­на, для рас­шиф­ров­ки тау­р­ок­то­нии доста­точ­но было най­ти парал­ле­ли ее сим­во­ли­че­ским эле­мен­там в мифо­ло­гии Древ­не­го Ира­на.

Под­ход Кюмо­на заклю­чал в себе зна­чи­тель­ные про­бле­мы. Самой важ­ной из них было то, что нико­му не изве­стен иран­ский миф, в кото­ром Мит­ра имел бы какое-либо отно­ше­ние к уби­е­нию быка. Кюмон ссы­ла­ет­ся здесь на миф созида­ния, в кото­ром Ари­ман, вопло­ще­ние зла, уби­ва­ет быка, из кро­ви и туло­ви­ща кото­ро­го воз­ник­ло все живое на Зем­ле. Как утвер­ждал Кюмон, дол­жен был суще­ст­во­вать вари­ант это­го мифа (свиде­тель­ства чего, одна­ко, до сих пор не обна­ру­же­ны), в кото­ром быка уби­ва­ет не злой Ари­ман, а бог Мит­ра. Авто­ри­тет Кюмо­на был столь высок, что в тече­ние более 70 лет его пред­став­ле­ния счи­та­лись бес­спор­ны­ми.

На I меж­ду­на­род­ном кон­грес­се по вопро­сам мит­ра­из­ма, состо­яв­шем­ся в 1971 г. в Ман­че­стер­ском уни­вер­си­те­те, мно­гие иссле­до­ва­те­ли поста­ви­ли под сомне­ние «иран­ский кон­текст» тау­р­ок­то­нии, а вме­сте с ним и интер­пре­та­цию Кюмо­на. Несколь­ко уче­ных, вклю­чая Джо­на Хин­нел­са из Ман­че­сте­ра и Р. Л. Гор­до­на из Уни­вер­си­те­та Восточ­ной Англии, выска­за­ли пред­по­ло­же­ние, что мит­ра­изм воз­ник как совер­шен­но новая рели­гия в гре­ко-рим­ском мире и что он про­сто пере­нял имя иран­ско­го бога для боль­шей экзо­тич­но­сти и при­да­ния куль­ту духа древ­но­сти.

Что же ото­б­ра­жа­ет тау­р­ок­то­ния, если не иран­ский миф? Начи­ная с середи­ны 1970-х годов несколь­ко уче­ных, вклю­чая Род­же­ра Бека из Торонт­ско­го уни­вер­си­те­та, Стен­ли Инсле­ра из Йель­ско­го уни­вер­си­те­та, Майк­ла Спей­де­ла­из Гавай­ско­го уни­вер­си­те­та и меня, пред­ло­жи­ли свои интер­пре­та­ции тау­р­ок­то­нии (и мит­ра­из­ма), осно­ван­ные на пред­по­ло­же­нии, что на самом деле она пред­став­ля­ет собой звезд­ную кар­ту.

В пери­од зарож­де­ния мит­ра­из­ма духов­ная жизнь и рели­гии Сре­ди­зем­но­мо­рья были про­ни­за­ны аст­ро­ло­ги­че­ски­ми иде­я­ми. Отча­сти это было обу­слов­ле­но широ­ким рас­про­стра­не­ни­ем фата­лиз­ма в тот пери­од. Кро­ме того, для людей, ото­рван­ных от сво­их мест­ных тра­ди­ций и сво­бод­но пере­ме­щаю­щих­ся по терри­то­рии импе­рии, аст­ро­ло­гия послу­жи­ла источ­ни­ком новых сим­во­лов, кото­рые при­да­ва­ли смысл повсе­днев­ной жиз­ни и в то же вре­мя не были свя­за­ны с каким-то кон­крет­ным местом или сооб­ще­ст­вом, как в преж­них рели­ги­ях. Кон­фи­гу­ра­ция звезд оста­ва­лась неиз­мен­ной, неза­ви­си­мо от того, в каком месте импе­рии нахо­дил­ся путе­ше­ст­вен­ник, и поэто­му эта кон­фи­гу­ра­ция мог­ла слу­жить заме­ча­тель­ной осно­вой для такой уни­вер­саль­ной сим­во­ли­че­ской систе­мы.

При­ня­тие аст­ро­ло­ги­че­ских идей при­ве­ло к укреп­ле­нию веры, что истин­ным местом оби­та­ния богов было цар­ство звезд. Имен­но в элли­ни­сти­че­ский пери­од пла­не­там ста­ли давать назва­ния по име­ни гре­че­ских богов, напри­мер Зевс (Юпи­тер) и Арес (Марс). Аст­ро­ло­гия так­же спо­соб­ст­во­ва­ла уко­ре­не­нию новой идеи о жиз­ни после смер­ти, соглас­но кото­рой душа попа­да­ет не в пре­ис­под­нюю, как счи­та­лось ранее, а под­ни­ма­ет­ся через пла­не­тар­ные сфе­ры, или небе­са, к сфе­ре непо­движ­ных звезд, а затем в рай, рас­по­ло­жен­ный за самой дале­кой сфе­рой. Этот путь счи­тал­ся очень труд­ным и опас­ным, и для про­хож­де­ния каж­до­го пла­не­тар­но­го поро­га нуж­но было знать тай­ные сло­ва.

Аст­ро­но­ми­че­ские идеи, веро­ят­но, игра­ли важ­ную роль в мит­ра­из­ме, если судить по часто­му изо­бра­же­нию аст­ро­но­ми­че­ских сим­во­лов в ико­но­гра­фии это­го куль­та. На тау­р­ок­то­нии и дру­гих про­из­веде­ни­ях мит­ра­и­сти­че­ско­го искус­ства часто мож­но встре­тить 12 зна­ков зоди­а­ка и зна­ки Солн­ца, Луны и планет. Клас­си­че­ский автор Эвбул, чьи работы отно­сят­ся к пер­во­му или вто­ро­му сто­ле­тию, отме­чал, что мит­ра­и­сти­че­ский храм счи­тал­ся «обра­зом кос­мо­са». Судя по все­му, и сама тау­р­ок­то­ния была аст­раль­ным сим­во­лом.

Кро­ме Мит­ра­са и быка на тау­р­ок­то­нии име­ют­ся и дру­гие фигу­ры: соба­ки, змеи, воро­на, скор­пи­о­на и ино­гда льва и чаши. Нель­зя счи­тать сов­па­де­ни­ем то, что каж­дая из фигур соот­вет­ст­ву­ет како­му-то созвездию: Мало­го Пса, Гид­ры, Воро­на, Скор­пи­о­на, Льва и Чаши (бык соот­вет­ст­ву­ет Тель­цу). Цель моей работы заклю­ча­лась в том, чтобы объ­яс­нить, поче­му эти созвездия пред­став­ле­ны на глав­ном изо­бра­же­ни­ем мощ­но­го в свое вре­мя рели­ги­оз­но­го тече­ния.

В рас­по­ло­же­нии этих семи созвездий на небе и их обра­зов на тау­р­ок­то­нии име­ет­ся опре­де­лен­ная связь: за исклю­че­ни­ем созвездия Льва они рас­по­ло­же­ны вдоль линии, соот­вет­ст­ву­ю­щей поло­же­нию небес­но­го эква­то­ра в то дале­кое вре­мя. Небес­ный эква­тор — это про­ек­ция зем­но­го эква­то­ра на небес­ную сфе­ру. Он пред­став­ля­ет собой вооб­ра­жа­е­мую окруж­ность, лежа­щую в плос­ко­сти, кото­рая накло­не­на под углом в 23° к плос­ко­сти зем­ной орби­ты (плос­ко­сти, опре­де­ля­ю­щей круг зоди­а­ка). Небес­ный эква­тор пере­се­ка­ет зоди­ак в точ­ках весен­не­го и осен­не­го рав­но­ден­ст­вия.

В антич­ную эпо­ху небес­ный эква­тор озна­чал гораздо боль­ше, чем про­сто вооб­ра­жа­е­мая окруж­ность. Древ­ние аст­ро­но­мы пола­га­ли, что Зем­ля нахо­дит­ся в цен­тре Все­лен­ной и абсо­лют­но непо­движ­на, а звезды закреп­ле­ны на небес­ной сфе­ре, кото­рая за сут­ки дела­ет пол­ный обо­рот вокруг Зем­ли, вра­ща­ясь вокруг оси, про­хо­дя­щей через север­ный и южный полю­са сфе­ры. Эле­мен­ты этой сфе­ры, такие как полю­са и эква­тор, были очень важ­ны для пони­ма­ния «устрой­ства» кос­мо­са. Поэто­му небес­ный эква­тор «был изу­чен»гораздо луч­ше в антич­но­сти, чем сей­час. Напри­мер, Пла­тон в сво­ем диа­ло­ге «Тимей» писал, что тво­рец Все­лен­ной начал созда­вать кос­мос с того, что сфор­ми­ро­вал его веще­ство в бук­ву X, ото­б­ра­жаю­щую пере­се­че­ние эклип­ти­ки и небес­но­го эква­то­ра.

В те вре­ме­на счи­та­лось, что ось небес­ной сфе­ры была, как и сама Зем­ля, непо­движ­ной. На самом деле ось вра­ще­ния Зем­ли (совре­мен­ный экви­ва­лент древ­ней кос­ми­че­ской оси) не явля­ет­ся непо­движ­ной и совер­ша­ет коле­ба­тель­ные дви­же­ния. Вме­сте с ней совер­ша­ет коле­ба­тель­ные дви­же­ния и эква­тор, а отно­си­тель­ные поло­же­ния эква­то­ра и эклип­ти­ки меня­ют­ся. Эта так назы­вае­мая пре­цес­сия рав­но­ден­ст­вий озна­ча­ет, что поло­же­ние Солн­ца на небе в рав­но­ден­ст­вии сме­ща­ет­ся назад вдоль эклип­ти­ки, и поэто­му каж­дый год рав­но­ден­ст­вие насту­па­ет несколь­ко рань­ше. Пери­од пре­цес­сии равен при­мер­но 25 920 годам, при этом Солн­це про­хо­дит через одно созвездие каж­дые 2160 лет. В насто­я­щее вре­мя точ­ка весен­не­го рав­но­ден­ст­вия при­хо­дит­ся на созвездие Рыб; при­мер­но к 2200 г. она «вой­дет» в созвездие Водо­лея. В гре­ко-рим­ские вре­ме­на точ­ка весен­не­го рав­но­ден­ст­вия при­хо­ди­лась на созвездие Овна, в кото­рое она «вошла» при­мер­но в 2000 г. до н. э. До это­го же она при­хо­ди­лась на созвездие Тель­ца.

За исклю­че­ни­ем Льва, все созвездия, ото­б­ра­жен­ные на тау­р­ок­то­нии, лежат на небес­ном эква­то­ре; такая кар­ти­на соот­вет­ст­ву­ет рас­по­ло­же­нию точ­ки весен­не­го рав­но­ден­ст­вия в созвездии Тель­ца. Созвездие Льва отме­ча­ет поло­же­ние Солн­ца в точ­ке лет­не­го солн­це­сто­я­ния (это поло­же­ние так­же сме­ща­ет­ся в резуль­та­те пре­цес­сии) в ту эпо­ху. Таким обра­зом, рас­по­ло­же­ние обра­зов созвездий на тау­р­ок­то­нии соот­вет­ст­ву­ет аст­ро­но­ми­че­ской ситу­а­ции за 2000 лет до воз­ник­но­ве­ния мит­ра­из­ма.

Откуда после­до­ва­те­лям мит­ра­из­ма было извест­но о таком рас­по­ло­же­нии созвездий и поче­му они при­да­ва­ли это­му рели­ги­оз­ное зна­че­ние? Явле­ние сме­ще­ния точек рав­но­ден­ст­вия не было извест­но в тече­ние боль­шей части антич­ной эпо­хи. Оно было откры­то при­мер­но в 125 г. до н. э. гре­че­ским аст­ро­но­мом Гип­пар­хом, все­го за несколь­ко деся­ти­ле­тий до воз­ник­но­ве­ния мит­ра­из­ма. Его тща­тель­ные наблюде­ния пока­зы­ва­ли, что небес­ный эква­тор в самом деле посте­пен­но сме­щал­ся назад по зоди­а­ку. Рас­че­ты, про­из­веден­ные Гип­пар­хом, так­же пока­зы­ва­ли, какие созвездия долж­ны рас­по­ло­жить­ся вдоль небес­но­го эква­то­ра, когда точ­ка рав­но­ден­ст­вия при­хо­дит­ся на созвездие Тель­ца (ее послед­нее поло­же­ние до гре­ко-рим­ско­го пери­о­да).

С гео­цен­три­че­ской точ­ки зре­ния, пре­цес­сия (дви­же­ние оси вра­ще­ния Зем­ли) пред­став­ля­ет­ся как сме­ще­ние все­го небо­сво­да. Для людей, кото­рые име­ли гео­цен­три­че­ское миро­воз­зре­ние и вери­ли, что дви­же­ние звезд вли­я­ет на судь­бы людей, откры­тие явле­ния пре­цес­сии было насто­я­щим потря­се­ни­ем: устой­чи­вая сфе­ра с фик­си­ро­ван­ны­ми звезда­ми ока­за­лась неустой­чи­вой вслед­ст­вие дей­ст­вия неко­то­рой силы, оче­вид­но боль­шей, чем сам кос­мос. Древ­ние мыс­ли­те­ли, при­вык­шие видеть в при­род­ных явле­ни­ях про­яв­ле­ние силы богов, види­мо, сра­зу интер­пре­ти­ро­ва­ли это дви­же­ние как свиде­тель­ство суще­ст­во­ва­ния неко­е­го могу­че­го, ранее неве­до­мо­го боже­ства.

В этом кон­тек­сте смысл тау­р­ок­то­нии ста­но­вит­ся понят­ным: смерть быка сим­во­ли­зи­ро­ва­ла недву­смыс­лен­но конец «прав­ле­ния» созвездия Тель­ца как созвездия весен­не­го рав­но­ден­ст­вия и нача­ло новой эры. Дру­гие фигу­ры на тау­р­ок­то­нии пред­став­ля­ют созвездия, чье поло­же­ние на небе так­же изме­ни­лось в резуль­та­те пре­цес­сии.

Убив быка (что вызва­ло сме­ще­ние точек рав­но­ден­ст­вия), Мит­рас, по сути дела, сдви­нул всю Все­лен­ную. Бог, спо­соб­ный на совер­ше­ние тако­го гран­ди­оз­но­го поступ­ка, несо­мнен­но, заслу­жи­вал покло­не­ния. Кро­ме того, если Мит­рас мог сдви­нуть небес­ную сфе­ру, то зна­чит он обла­дал и дру­ги­ми спо­соб­но­стя­ми, напри­мер, он мог пре­одоле­вать силы судь­бы, нахо­дя­щи­е­ся на звездах, и доз­во­лять душе сво­бод­но про­хо­дить через пла­не­тар­ные сфе­ры после смер­ти.

Дру­гие мит­ра­и­сти­че­ские изо­бра­же­ния свиде­тель­ст­ву­ют о том, что дей­ст­ви­тель­но Мит­ра­су при­пи­сы­ва­лись такие кос­ми­че­ские спо­соб­но­сти. Суще­ст­ву­ют изо­бра­же­ния Мит­ра­са-юно­ши, кото­рый в одной руке дер­жит кос­ми­че­скую сфе­ру, а дру­гой вра­ща­ет зоди­ак. На несколь­ких тау­р­ок­то­ни­ях звезд­ное небо изо­бра­же­но под ман­ти­ей Мит­ра­са.

Ста­ту­сом бога Мит­ра­са как силы, вызвав­шей сме­ше­ние точек рав­но­ден­ст­вия, мож­но объ­яс­нить и тай­ную при­ро­ду мит­ра­и­сти­че­ских мисте­рий. Побор­ни­ки этой рели­гии, долж­но быть, вери­ли, что они обла­да­ют вели­кой тай­ной, кото­рую им самим и избран­ным посвя­щен­ным луч­ше дер­жать при себе. Для посвя­щен­ных зна­ние слож­ной аст­ро­но­ми­че­ской струк­ту­ры, лежа­щей в осно­ве мит­ра­из­ма, тре­бо­ва­ло более дли­тель­но­го при­об­ще­ния к рели­гии. Толь­ко при­об­ре­тя необ­хо­ди­мые зна­ния, мож­но было оце­нить ново­го бога.

Если все фигу­ры на тау­р­ок­то­нии пред­став­ля­ют созвездия, то какое созвездие пред­став­ля­ет Мит­рас? На тау­р­ок­то­нии Мит­рас рас­по­ло­жен поверх быка и все­гда изо­бра­жа­ет­ся как юно­ша с клин­ком в голов­ном убо­ре кони­че­ской фор­мы, извест­ном как фри­гий­ский кол­пак. Над Тель­цом нахо­дит­ся созвездие Пер­сея (героя гре­че­ской мифо­ло­гии), так­же обыч­но изо­бра­жа­е­мо­го как юно­ша с клин­ком во фри­гий­ском кол­па­ке. Пер­сею покло­ня­лись как богу в Кили­кии — имен­но в том рай­оне, где, по мне­нию Плу­тар­ха, заро­дил­ся мит­ра­изм.

Тар­сус, сто­ли­ца Кили­кии, был местом нахож­де­ния одной из самых важ­ных интел­лек­ту­аль­ных общий в Сре­ди­зем­но­мо­рье. В этой общине доми­ни­ро­ва­ли сто­и­ки, извест­ные не толь­ко сво­им фата­лиз­мом (кото­рый при­вел их к твер­дой вере в аст­ро­ло­гию), но и сво­ей тра­ди­ци­ей пер­со­ни­фи­ци­ро­вать силы при­ро­ды в виде богов и геро­ев. Наи­бо­лее веро­ят­но, что мит­ра­изм раз­вил­ся из пред­став­ле­ний мыс­ли­те­лей Тар­су­са о силе, вызвав­шей толь­ко что откры­тое явле­ние сме­ще­ния точек рав­но­ден­ст­вия; они «наде­ли­ли» этой силой мест­но­го кили­кий­ско­го бога Пер­сея. Одно из созвездий уже носи­ло имя Пер­сея, и его поло­же­ние на небе вполне отве­ча­ло этим пред­став­ле­ни­ям.

Одна­ко если Мит­рас был в опре­де­лен­ном смыс­ле Пер­се­ем, то как к нему пере­шло имя Мит­ры? Во-пер­вых, вполне есте­ствен­но для тай­ной рели­гии скры­вать имя сво­е­го боже­ства. Во-вто­рых, в антич­но­сти Пер­сей счи­тал­ся осно­ва­те­лем Пер­сии (Ира­на) и таким обра­зом мог быть лег­ко свя­зан мифо­ло­ги­че­ски с иран­ским богом све­та и исти­ны — Мит­рой. В-третьих, при­мер­но в то вре­мя, когда заро­дил­ся мит­ра­изм, боль­шая часть Малой Азии нахо­ди­лась под гос­под­ст­вом царя Мит­рида­та Пон­тий­ско­го, кото­рый осно­вал силь­ный союз с кили­кий­ски­ми пира­та­ми. Мит­ридат при­над­ле­жал дина­стии, назван­ной по име­ни Мит­ры. Кро­ме того, он и его потом­ки вери­ли, что они про­ис­хо­дят от Пер­сея. Веро­ят­но, в кру­гах царя Мит­рида­та (кото­рый счи­тал себя интел­лек­ту­а­лом и про­яв­лял осо­бый инте­рес к гре­че­ской рели­гии) обра­зо­ва­лась связь меж­ду Пер­се­ем и Мит­рой, кото­рая и при­ве­ла к при­ня­тию име­ни Мит­рас (гре­че­ская фор­ма име­ни Мит­ра).

В насто­я­щее вре­мя хри­сти­ан­ство явля­ет­ся одной из миро­вых рели­гий, мит­ра­изм же (вме­сте с боль­шим чис­лом дру­гих куль­тов) не сохра­нил­ся. Поче­му?

Одно из самых глав­ных раз­ли­чий этих рели­гий состо­ит в том, что хри­сти­ан­ство ста­ра­лось обра­тить в свою веру как мож­но боль­ше людей. Напри­мер, в послед­них стро­ках еван­ге­лия от Мат­фея есть такие сло­ва: «Итак иди­те, научи­те все наро­ды...». Мит­ра­изм, наобо­рот, был тай­ным куль­том, и тай­ны это­го куль­та теря­ли свою силу с уве­ли­че­ни­ем чис­ла посвя­щен­ных.

Кро­ме того, мит­ра­изм испо­ве­до­ва­ли в основ­ном сол­да­ты, слу­жа­щие и куп­цы, т. е. люди, кото­рые были тес­но свя­за­ны с соци­аль­ным поряд­ком импе­рии, и иерар­хи­че­ская струк­ту­ра Мит­ры (в отли­чие от ран­не­го хри­сти­ан­ства с его апо­ка­лип­ти­че­ским уче­ни­ем о вто­ром при­ше­ст­вии мес­сии и непри­я­ти­ем все­го мир­ско­го) вполне отве­ча­ла это­му поряд­ку. Пер­вые хри­сти­ане, чей соци­аль­ный ста­тус обыч­но был весь­ма неопре­де­лен­ным, обла­да­ли «рево­лю­ци­он­ным поры­вом», совер­шен­но несвой­ст­вен­ным мит­ра­из­му.

Хри­сти­ане стре­ми­лись про­све­тить мир, тогда как при­вер­жен­цы мит­ра­из­ма иска­ли инди­виду­аль­но­го про­све­ще­ния и совер­шен­ст­во­ва­ния в пре­де­лах суще­ст­ву­ю­щей куль­ту­ры. Поэто­му они без сомне­ния при­ни­ма­ли усло­вия, кото­рые огра­ни­чи­ва­ли чис­ло посвя­щен­ных в культ, таких как недо­пу­ще­ние жен­щин в культ, стро­и­тель­ство неболь­ших под­зем­ных хра­мов и уста­нов­ле­ние слож­ной после­до­ва­тель­но­сти обрядов посвя­ще­ния. Вопрос заклю­чал­ся не столь­ко в том, поче­му мит­ра­изм не стал таким же рас­про­стра­нен­ным, как хри­сти­ан­ство, а в том, как хри­сти­ан­ство достиг­ло тако­го успе­ха, к кото­ро­му оно стре­ми­лось: к кон­цу 4 в. в Сре­ди­зем­но­мо­рье оно почти пол­но­стью вытес­ни­ло сопер­ни­чав­шие с ним рели­гии.

Истин­ные при­чи­ны успе­ха хри­сти­ан­ства и поныне явля­ют­ся пред­ме­том ожив­лен­ных дис­кус­сий сре­ди уче­ных. Одна­ко все они соглас­ны с тем, что наи­бо­лее важ­ную роль сыг­рал фак­тор исклю­чи­тель­но­сти. Быть хри­сти­а­ни­ном озна­ча­ло отка­зать­ся от всех дру­гих веро­ис­по­веда­ний. Дру­гие рели­гии того вре­ме­ни не тре­бо­ва­ли тако­го еди­но­мыс­лия: посвя­щен­ные мог­ли почи­тать и культ Мит­ры, и культ Изи­ды, участ­во­вать в жерт­во­при­но­ше­ни­ях Юпи­те­ру и в то же вре­мя почи­тать дух умер­ше­го импе­ра­то­ра. В пери­од, когда мно­гие люди утра­чи­ва­ли свою тра­ди­ци­он­ную веру, все­ляв­шую в них чув­ство соб­ст­вен­ной зна­чи­мо­сти, хри­сти­ан­ство, с его чрез­вы­чай­ной исклю­чи­тель­но­стью, выгляде­ло весь­ма при­вле­ка­тель­ным: оно дава­ло воз­мож­ность людям сде­лать решаю­щий выбор; те, кто ста­но­вил­ся хри­сти­а­ни­ном, обре­та­ли веру, что их жизнь дей­ст­ви­тель­но име­ет цель и смысл. В эпо­ху смя­те­ния это име­ло осо­бое зна­че­ние.

Сле­ду­ет отме­тить, что хри­сти­ан­ство отве­ча­ло так­же неко­то­рым аст­раль­но-рели­ги­оз­ным кон­цеп­ци­ям; лежав­шим в осно­ве мит­ра­из­ма и дру­гих куль­тов. Иису­са Хри­ста пред­став­ля­ли часто как име­ю­ще­го власть над миром звезд. Напри­мер, в пер­вой гла­ве еван­ге­лия от Мар­ка (самом ран­нем из хри­сти­ан­ских еван­ге­лий), где опи­сы­ва­ет­ся кре­ще­ние Хри­ста от Иоан­на, чита­ем «...увидел Иоанн раз­вер­заю­щи­е­ся небе­са...» Таким обра­зом, автор, види­мо, хотел передать идею, что жизнь Иису­са пред­став­ля­ла нару­ше­ние кос­ми­че­ско­го поряд­ка (про­яв­ле­ние силы, боль­шей, чем сила небес­ная).

В том же еван­ге­лии от Мар­ка (гл. 13) Хри­стос гово­рит сле­ду­ю­щее: «Но в те дни... звезды спа­дут с неба... Небо и Зем­ля прейдут, но сло­ва мои не прейдут». А вот что гово­рит св. апо­стол Павел в сво­ем Посла­нии к Гала­там: «Так и мы, доко­ле были в дет­стве, были пора­бо­ще­ны веще­ст­вен­ны­ми нача­ла­ми мира; но когда при­шла пол­нота вре­ме­ни. Бог послал Сына Сво­е­го... чтобы иску­пить под­за­кон­ных...» (гл. 4, ст. 4 — 5). Как Мит­рас, сдви­нув небес­ную сфе­ру, нару­шил порядок Все­лен­ной, так и при­ход Хри­ста, как виде­лось веру­ю­щим в него людям, нару­шил целост­ность кос­мо­са.

Не толь­ко ран­нее хри­сти­ан­ство и мит­ра­изм, но и мно­гие дру­гие рели­ги­оз­ные и фило­соф­ские тече­ния того вре­ме­ни выра­жа­ли общее стрем­ле­ние най­ти силу, кото­рая мог­ла бы нару­шить гра­ни­цы кос­мо­са и открыть доступ в цар­ство, нахо­дя­ще­е­ся за пре­де­ла­ми обыч­но­го опы­та. Такое стрем­ле­ние уси­ли­ва­лось потря­се­ни­я­ми того вре­ме­ни: по мере под­ры­ва мест­ных осно­ва­ний куль­ту­ры про­ис­хо­ди­ло рас­ши­ре­ние инди­виду­аль­ных гори­зон­тов. В то же вре­мя уче­ная мысль под­ня­лась до гран­ди­оз­но­го виде­ния небес­ных сфер. Меж­ду нынеш­ним миром с его раз­ви­ваю­щей­ся обще­ми­ро­вой куль­ту­рой и нау­кой, кото­рая за одно поко­ле­ние рас­кры­ла мно­гие тай­ны самых дале­ких галак­тик, и меж­ду тем антич­ным миром Сре­ди­зем­но­мо­рья мож­но про­ве­сти рази­тель­ные парал­ле­ли.

Bull

Сце­на уби­е­ния быка, изо­бра­жен­ная на релье­фе, обна­ру­жен­ном в Запад­ной Гер­ма­нии. Это изо­бра­же­ние явля­ет­ся глав­ным в мит­ра­из­ме. Фигу­ры, соот­вет­ст­ву­ю­щие созвезди­ям и зна­кам зоди­а­ка, рас­по­ло­же­ны по дуге над цен­траль­ной фигу­рой боже­ства. По мне­нию авто­ра, это изо­бра­же­ние свя­за­но с аст­ро­но­ми­че­ским явле­ни­ем сме­ще­ния точек рав­но­ден­ст­вия. При­мер­но к 2000 г. до н. э. точ­ка весен­не­го рав­но­ден­ст­вия, преж­де нахо­див­ша­я­ся в созвездии Тель­ца, пере­ме­сти­лась в созвездие Овна. Те, кто испо­ве­до­вал культ Мит­ра­са, счи­та­ли, что их бог вызы­ва­ет такое сме­ще­ние. Сце­на уби­е­ния быка сим­во­ли­зи­ру­ет это дея­ние Мит­ра­са.
Europe

Мит­ра­и­сти­че­ские хра­мы были постро­е­ны под зем­лей на терри­то­рии всей Рим­ской импе­рии. Боль­шин­ство остат­ков мит­ра­и­сти­че­ской куль­ту­ры было най­де­но в Ита­лии и вдоль рек Дуная и Рей­на. Посвя­щен­ные в мит­ра­изм были в основ­ном сол­да­ты и слу­жа­щие, поэто­му эта рели­гия была наи­бо­лее силь­ной в про­вин­ци­ях.
zodiac

Небес­ный эква­тор (синяя поло­са) сме­ща­ет­ся в резуль­та­те пре­цес­сии зем­ной оси. Точ­ки рав­но­ден­ст­вия, в кото­рых небес­ный эква­тор пере­се­ка­ет плос­кость эклип­ти­ки, посте­пен­но сме­ща­ет­ся назад через созвездия зоди­а­ка. Те, кто счи­тал, что Зем­ля явля­ет­ся цен­тром Все­лен­ной, истол­ко­вы­ва­ли пре­цес­сию как дви­же­ние небес­ной сфе­ры — и поэто­му как сме­ще­ние все­го кос­мо­са. Фигу­ры, изо­бра­жен­ные на тау­р­ок­то­нии, или сцене уби­е­ния быка, соот­вет­ст­ву­ют созвезди­ям, кото­рые лежа­ли на небес­ном эква­то­ре меж­ду 4200 и 2000 гг. до н. э., когда точ­ка весен­не­го рав­но­ден­ст­вия нахо­ди­лась в созвездии Тель­ца.
Bull

На тау­р­ок­то­нии, нари­со­ван­ной во 2 в. н. э. в Ита­лии, изо­бра­жен бог Мит­рас в поло­же­нии (отно­си­тель­но Тель­ца), соот­вет­ст­ву­ю­щем созвездию, кото­рое пред­став­ля­ет древ­не­гре­че­ско­го героя Пер­сея, с кем был свя­зан культ Мит­ра­са. На кар­тине ман­тия Мит­ра­са охва­ты­ва­ет звезды и пла­не­ты, что сим­во­ли­зи­ру­ет его власть над кос­мо­сом.
Первоисточник: В мире науки, 1990, № 2 (Scientific American, 1989, № 12).